Современные взгляды на этиопатогенез грибовидного микоза и схемы его лечения

Н. Г. Короткий, доктор медицинских наук, профессор

М. В. Уджуху

РГМУ, Москва

Одной из наиболее актуальных задач современной дерматологии является изучение механизмов развития, разработка ранних критериев диагностики и дальнейшее совершенствование методов лечения злокачественных Т-лимфом. Среди них наибольший удельный вес приходится на грибовидный микоз (ГМ). Согласно современным взглядам, биологическая сущность ГМ, вне зависимости от клинических проявлений и стадии процесса, определяется как пролиферация трансформированных Т-лимфоцитов [3, 6]. Причем ГМ относится к лимфомам низкой степени злокачественности.

Разнообразие клинических проявлений, отсутствие единых критериев систематизации патологического процесса, а также изменение представлений о кроветворении объясняют разнообразие различных классификаций злокачественных лимфом кожи. Так, L. Fuks оценивает степень тяжести ГМ следующим образом: I стадия - поражение только кожи; II стадия - поражение кожи и дерматопатический лимфаденит; III стадия - поражение кожи, регионарных лимфоузлов и/или селезенки; IV стадия - кожные и внекожные поражения с или без вовлечения в патологический процесс лимфоузлов и селезенки. Группа исследователей из ФРГ выделяет 5 стадий ГМ: I–III стадии - кожный ГМ (I - экзематоидные очаги поражения, II - папулы и бляшки, III - опухолевидные очаги поражения); IV стадия - кожный ГМ с лимфоаденопатией; V стадия - любые клинические проявления при наличии поражения внутренних органов. В основу классификации, применяемой в США, положена оценка степени выраженности следующих элементов лимфопролиферативного процесса: клиническая характеристика кожного процесса (T - tumor); наличие или отсутствие клинической и гистологической патологии лимфоузлов (N - nodus); наличие или отсутствие патологии внутренних органов (M - metastasis). Каждый элемент имеет несколько градаций, обозначаемых цифрами, которые отражают степень или распространенность патологического процесса. Учитывая несовершенство многочисленных классификаций ГМ, до настоящего времени в дерматологии широко применяется деление ГМ на 3 стадии: экзематоидно-эритродермическую, инфильтративно-бляшечную и туморозную [4, 5].

Мучительный зуд и увеличение лимфоузлов являются ранними симптомами ГМ. К характерным клиническим признакам ГМ можно отнести также гиперкератоз ладоней и подошв. Помимо клинической симптоматики решающее значение при постановке диагноза ГМ придается результатам гистологического исследования. Основной критерий гистологического диагноза ГМ - это наличие полиморфноклеточного эпидермотропного пролиферата, а также очагового (абсцессы Потрие) или диффузного экзоцитоза. Ряд авторов ведущим в патоморфологической картине ГМ считают эпидермотропизм. Поэтому часто ГМ относят к эпидермотропным лимфомам кожи [2, 13]. Однако, по мнению некоторых исследователей, взаимодействие Т-лимфоцитов с эпидермальными клетками, приводящее к эпидермотропизму, возможно лишь при достижении Т-клетками определенной зрелости, чего не наблюдается при агрессивном течении ГМ. Неоднозначна и оценка роли абсцессов Потрие в диагностике ГМ, так как они могут встречаться при банальных воспалительных заболеваниях. С помощью электронно-микроскопических исследований помимо атипичных мононуклеарных элементов с неправильным ядром («микозные клетки») выделены другие разновидности атипичных клеток. Основными из них являются малые лимфоидные клетки с дольчатыми ядрами и большие клетки с менее дольчатыми ядрами и менее плотным хроматином. В связи с этим многие авторы считают наличие атипичных клеток ведущим признаком лимфопролиферативного процесса и наиболее важным критерием диагностики ГМ. Качественно новые диагностические возможности ГМ появились при идентификации клеток с помощью моноклональных антител. Было установлено, что, несмотря на гетерогенность иммунологического фенотипа клеток пораженной кожи при ГМ, большинство из них имеют Т-хелперный фенотип. Причем количество Т-хелперов в опухолевом пролиферате варьирует, увеличиваясь к III стадии заболевания [9, 10].

Таким образом, анализ литературного материала показал, что ГМ выделяется в самостоятельную нозологию и рассматривается как экстранодальная, поражающая преимущественно кожу, эпидермотропная лимфома, представленная инфильтрацией Т-хелперных клеток, имеющая своеобразную клинику, течение и патогистологическую картину.

Этиология и патогенетические механизмы ГМ до сих пор не ясны. До настоящего времени не известны побудительные мотивы неконтролируемой Т-клеточной пролиферации. Предполагается, что возникновение ГМ может быть связано с персестирующей вирусной инфекцией. Так, в ряде работ сообщается о выявлении в первичной клеточной культуре, полученной из лимфоузла больного в инфильтративно-бляшечной стадии ГМ, вирусных частиц, морфологически характерных для ретровирусов типа С [15]. Кроме того, в ДНК первичных клеточных культур, полученных от больных ГМ, выявлено наличие последовательности, родственной гену gag HTLV-1.

Определенную роль в возникновении злокачественных лимфом отводят генетическим факторам. Доказано, что развитие различных видов солидных опухолей и лейкемий связано с появлением и дальнейшим нарастанием хромосомных аномалий. В последние годы появились публикации о хромосомных перестройках при ГМ, которые способствуют активации онкогенов и инактивации генов опухолевой супрессии при развитии лимфопролиферативного процесса. В настоящее время в литературе широко обсуждается положение о том, что значимые патогенетические факторы ГМ могут быть носителями ксеногенной информации, приводящей к патологическим сбоям в функционировании различных систем и клеток макроорганизма [13]. В первую очередь такие изменения наблюдались со стороны иммунокомпетентных клеток, эпидермоцитов, макрофагальных элементов кожи, рецепторного аппарата кожи и продукции цитокинов. Имеющиеся в отечественной и зарубежной литературе сведения о состоянии иммунного гомеостаза убедительно свидетельствуют о стойких патологических сдвигах как в клеточном, так и в гуморальном звеньях иммунитета. Анализ иммунного статуса показал, что у большинства больных ГМ при нормальном количестве в сосудистом русле В-лимфоцитов среднее содержание Т-клеток значительно снижено по сравнению с показателями здоровых доноров. Отмечено снижение как Т-супрессорных, так и Т-хелперных лимфоцитов, причем количество последних снижается более существенно. Относительную лимфопению многие авторы рассматривают как наиболее часто встречающийся гематологический признак ГМ. Другие, кроме того, отмечают наличие абсолютной лимфопении в опухолевой стадии заболевания. Функциональная активность лимфоцитов у больных ГМ, по данным ряда авторов, снижена. Другие сообщают об отсутствии достоверных различий в характере пролиферации лимфоцитов периферической крови больных и здоровых лиц. Установлено, что течение патологического процесса при ГМ сопровождается снижением активности естественных киллеров.

Разноречивы результаты исследований состояния гуморального звена иммунитета. В ряде работ не выявлено существенных нарушений в продукции В-лимфоцитами иммуноглобулинов. Вместе с тем есть указания на наличие при ГМ явного IgМ- и скрытого IgA- и IgG-дефицита антителообразования. Другие исследователи выявили увеличение в крови больных ГМ количества IgA, IgМ, а также значительный рост концентрации IgG. При этом увеличение уровня иммуноглобулинов объясняют хелперным фенотипом опухолевого субстрата при ГМ. Таким образом, изменения показателей иммунного статуса у больных ГМ характеризуются значительной вариабельностью и отсутствием признаков, имеющих безусловное диагностическое значение.

В последние годы достигнут значительный прогресс в терапии ГМ, однако лечение больных с этим тяжелым, неуклонно прогрессирующим заболеванием представляет значительные сложности. Ситуация усложняется еще и тем, что не существует лабораторных критериев, позволяющих четко определить дозы, сроки или эффективные комбинации препаратов. Руководствуясь принципом интенсивной терапии опухолевых процессов, для лечения ГМ используют различные полихимиотерапевтические схемы: ЦОП - блео (циклофосфан, винкристин, преднизолон, блеомицин), ЦХОП (циклофосфан, винкристин, доксорубицин, преднизолон), МОПП (мехлорэтамин, винкристин, прокарбазин, преднизолон). Противоопухолевые средства, вошедшие в практику лечения ГМ, относятся к различным группам: антиметаболиты (метотрексат, метотрексат лахема, метотрексат-эбеве, меркаптопурин, пури-нетол), замедляющие нуклеиновый обмен и рост активно пролиферирующих тканей; алкилирующие агенты (циклофосфан, циклофосфамид-тева, циклофосфан-ЛЭНС, тиофосфамид), действующие непосредственно на ДНК клетки; вещества растительного происхождения (винкристин, винкристин ликвид-рихтер, винбластин, винбластин-рихтер), блокирующие деление клеток на стадии метафазы; синтетические противоопухолевые антибиотики (спиробромин, проспидин); противоопухолевые антибиотики (адриамицин, блеомицин, брунеомицин).

Препараты назначались в общепринятых для лечения онкологических заболеваний дозировках и режимах введения. Однако различные осложнения (чаще всего угнетение костно-мозгового кроветворения), а также недостаточная эффективность явились основанием для исключения из практики ряда цитостатических препаратов.

Высокой терапевтической эффективностью в сочетании с небольшими дозами кортикостероидов при лечении ГМ обладает проспидин. Существенным достоинством проспидинотерапии, отличающим ее от лечения другими химиопрепаратами, является отсутствие серьезных побочных эффектов. Это связано с тем, что основной мишенью действия проспидина являются не ДНК клеток, а их мембраны. Однако длительное применение препарата приводит к привыканию, в связи с чем эффективность терапии заметно снижается.

Для лечения больных ГМ широко используется ПУВА-терапия, основанная на применении фотосенсибилизаторов в комбинации с УФ-облучением в области А [7, 11]. Учитывая тот факт, что зона воздействия УФА-света находится в пределах эпидермиса и верхней трети дермы, целесообразно применение данного метода в доопухолевых стадиях заболевания. В опухолевой стадии ГМ обычно используют сочетание УФ-облучения с полихимиотерапией или рентгеновским облучением. Для лечения больных ГМ применяется также электронно-лучевая терапия, основанная на облучении быстрыми электронами. Данная методика позволяет воздействовать на опухолевый субстрат в глубоких отделах кожи, что значительно повышает эффективность лечебных мероприятий при ГМ. На ранних стадиях ГМ часто используются ретиноиды (изотретиноин, этретинат, тигазон), действие которых направлено на процессы созревания Т-хелперов [12].

В последние годы большое внимание уделяется разработке иммунокоррегирующих методов лечения ГМ. Иммуномодулирующее воздействие гемосорбции, плазмафереза, лейкофереза, фотофореза при ГМ позволяет сократить разовые и курсовые дозы цитостатиков, что в определенной степени способствует снижению частоты побочных эффектов химиотерапии. Мы изучали влияние тимодепрессина на состояние иммунного статуса у 12 больных ТМ. Препарат вводился ежедневно всем по 2 мл в течение 3 семидневных курсов лечения с недельным перерывом. Изучение иммунного статуса больных ГМ показало, что тимодепрессин сдерживает развитие пула атипичных Т-лимфоцитов, устраняя воспалительные и пролиферативные изменения в эпидермодермальном пространстве пораженных участков кожи. После окончания терапии состояние клинической ремиссии было достигнуто у 5 больных, значительное клиническое улучшение - у 6 пациентов, в течение года состояние клинической ремиссии сохранялось у 4 больных, еще у 4 больных возникли рецидивы ГМ спустя 3–6 мес после лечения. Повторное назначение тимодепрессина во всех случаях позволило купировать патологический процесс.

В терапевтические схемы лечения ГМ нередко включаются гормоны тимуса: Т-активин, тимопоэтин, тимозин, тималин, тимоген и др. Применяется также леакадин, обладающий противоопухолевым и иммуномодулирующим действием. Широко используются при лечении ГМ интерфероны [8, 14]. Они обладают выраженной противоопухолевой активностью, обусловленной не только прямым цитостатическим действием на опухолевые клетки, но и модуляцией механизмов гуморальной регуляции иммунного ответа. Установлено, что препараты данной группы (α-интерферон - виферон, реальдирон, вэллферон; β-интерферон - ребиф 22, бетаферон, лейкинферон; γ-интерферон - имукин) активируют макрофагальную и комплементарную системы организма, нормализуют продукцию провоспалительных цитокинов, воздействуют на экспрессию генов и антигенов главного комплекса гистосовместимости.

Сравнительный анализ терапевтических возможностей различных методов лечения ГМ позволил американской медицинской ассоциации рекомендовать следующую тактику ведения больных ГМ. На ранних стадиях лимфопролиферативного процесса показаны наружное применение кортикостероидов (локоид, полькортолон, фторокорт, целестодерм-в, флуцинар, элоком, адвантан, кутивейт, дермовейт), ПУВА-терапия, локально наносимые цитостатики, радиотерапия быстрыми электронами и мягколучевая рентгенотерапия. При прогрессировании ГМ используется системная терапия в виде комбинации ПУВА-терапии с ретиноидами или рекомбинантным α-интерфероном. При эритродермической форме ГМ рекомендован экстракорпоральный фотофорез в сочетании с α-интерфероном или ретиноидами. Таким образом, анализ литературного материала убедительно показал целесообразность дальнейшего изучения биологической сущности ГМ и разработки более эффективных схем его лечения.

Литература

  1. Гостева И. В. Фотофорез в комплексной терапии Т-клеточных злокачественных лимфом кожи: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. - 1995. - С. 22.
  2. Вавилов А. М., Лезвинская Е. М. Иммунокомпетентные структуры кожи и их роль в развитии первичных кожных лимфом//Архив патологии. 1996. - № 6. - С. 7–2.
  3. Ершов В. И., Бочкарникова О. В., Соколова И. Я. Кожные лимфомы//Актуальные вопросы внутренней медицины и педагогики: Сб. науч. тр. - 2000. - C. 232–240.
  4. Ламоткин И. А. Типы клинического течения грибовидного микоза// Междунар. мед. журн. - 2001. - № 5. - С. 427–428.
  5. Кутасевич Я. Ф. Особенности патогенеза, методы ранней диагностики и рациональной терапии грибовидного микоза: Автореф. дис. ... докт. мед. наук, 1989. - С. 33.
  6. Трофимова И. Б. Т-клеточные злокачественные лимфомы кожи: иммунофенотипические особенности и терапия// Автореф. дис. ... докт. мед. наук, 1994. - С. 34.
  7. Самсонов В. А., Вавилов А. М., Васина Н. И. Эффективность фотохимиотерапии в сочетании с лейкинфероном на различных стадиях Т-клеточных злокачественных лимфом кожи: Сб. науч. тр. - Астрахань, 1998. - С. 117–118.
  8. Самсонов В. А., Чистякова И. А., Аверина Л. В. Гаммаферон в терапии больных грибовидным микозом// Вестник дерматологии и венерологии, 1995. - № 5. - С. 4 - 6.
  9. Хасан Хамад А., Попова О. Н., Силуянова С. Н., Белушкина Н. Н. Исследование апоптоза лимфоцитов периферической крови больных с Т-клеточной лимфомой кожи и ангиитами кожи// Вопр. биол. мед. и фармац. химии. - 2000. -№ 4. - С. 22 - 25.
  10. Чиарион В., Бонони А., Форнаса К. Вторая фаза исследования применения интерферона-альфа с ПУВА-терапией у больных Т-клеточной лимфомой кожи// Журнал клинической онкологии. - 2002. - № 15. - С. 2876 - 2880.
  11. Carretero C. D., Fivenson D. P. A complement and durable response to denileukin diftitoх in a patient with micosis fungoides. J. Acadam Dermatol., 2003; 48, 275 - 276.
  12. Eichmuller S., Usener D. Tumor-specific antigens in cutaneous T-cell lymphoma. Int. J. Cancer. - 2003; 104. Р. 482 - 487.
  13. Kim Y., Martines G. Topical nitrogen mutard in management of micosis fungoides. Arch.Dermatol. - 2003; 139. Р. 165 - 173.
  14. Ferenczi K. Increased CCR4 expression in cutaneous T cell lymphoma. J. Invest Dermatol. 2002; 119; 1405 - 1410.
  15. Mucher J. Vaccination therapy for cutaneous T-cell lymphoma. Clin Exp. Dermatol. 2002; 27; 602 - 607.
  16. Rook A., Wysocka M. Citokines and other biologic agents as immunotherapeutics for cutaneous T-cell lymphoma. Adv. Dermatol. 2002; 18; 29 - 43.

Статья опубликована в журнале Лечащий Врач


Передать в Facebook Передать в Twitter Stumble It Передать по почте Еще...


Наиболее просматриваемые статьи: