Применение магнитокардиографического картирования сердца в аритмологии

Возникновение внезапной сердечной смерти (ВСС) обычно связывают с фибрилляцией желудочков (ФЖ), развитие которой сегодня может быть эффективно предотвращено [11]. В связи с этим своевременная оценка риска возникновения ФЖ является одной из важнейших задач аритмологии [11, 25]. Классическая идентификация пациентов с высоким риском возникновения ВСС в результате ФЖ основана на выявлении прерывистости процесса миокардиальной активации в периоды деполяризации, повышенной гетерогенности реполяризации желудочков и отклонений от нормы параметров вариабельности ритма сердца. Все эти параметры могут быть подвергнуты анализу с помощью методов электрокардиографии (ЭКГ) и магнитокардиографического картирования.

Магнитокардиография (МКГ) - современная медицинская технология неинвазивной и бесконтактной регистрации распределения биомагнитных полей над поверхностью грудной клетки, генерируемых электровозбудимыми структурами сердца. Трансмембранные ионные токи наряду с индукцией электрических потенциалов, регистрируемых методом ЭКГ, также генерируют биомагнитные сигналы. Первые системные биомагнитные исследования были проведены только после создания так называемых СКВИД-устройств - сверхпроводящих квантовых интерференционных датчиков, первые публикации о которых появились в начале 70-х годов прошлого столетия.

В 1980 г. с помощью одноканального магнитокардиографического картирования была проведена первая клиническая попытка локализации источника электрической активности сердца человека одновременно с инвазивной записью электрограммы пучка Гиса [15]. Позднее магнитокардиографическое картирование было использовано для локализации аритмогенных субстратов при желудочковых тахикардиях, таких как инфарктные рубцы или аритмогенная правожелудочковая дисплазия. Пример магнитокардиографического обнаружения местонахождения источника фокальной экстрасистолии в выходном тракте правого желудочка продемонстрирован в обзоре [14].

Уникальные возможности локализации дополнительных проводящих путей с помощью магнитокардиографического картирования неоднократно подтверждались с помощью инвазивных процедур, начиная с 1980 г. [16]. Магнитокардиографическое картирование в неэкранированном помещении продемонстрировало, насколько успешно в условиях клиники можно классифицировать перегородочные дополнительные пути, руководить их удалением и интерпретировать комплексное предвозбуждение в случае неудачи хирургического вмешательства. В прошлом несколько исследований сообщили о магнитокардиографическом изображении источников суправентрикулярных аритмий и атриовентрикулярных re-entry циркуляций [17]. Недавние исследования показали, что магнитокардиографическое картирование может быть использовано и для 3D-изображения, отражающего электрофизиологию предсердий и внутрипредсердных re-entry [18].

Известно, что графика электрокардиографического и магнитокардиографического сигналов совпадает во времени, и форма кардиомагнитных сигналов имеет аналогичную с ЭКГ структуру - QRS-комплекс, Р-, Т- и U-волны [37]. Однако источники электрических и магнитных сигналов имеют фундаментальные отличия. По сравнению с потенциальными методами (ЭКГ), регистрирующими изменения разности потенциалов на поверхности тела в результате возникновения объемных токов, биомагнитные сигналы чувствительны к токам действия, возникающим внутри миокарда в результате его электрической активности [7, 14, 16]. Плотность транзиторных токов действия может изменяться при ишемии, после инфаркта миокарда, при гипертрофии миокарда [21, 34]. Локальное изменение длительности токов действия в зоне патологической перфузии может быть независимым ранним маркером местной миокардиальной ишемии [21]. Именно поэтому большое значение имеет изучение с помощью МКГ интрамуральной неоднородности возбуждения и восстановления миокарда для диагностики, прогнозирования течения заболевания и оценки эффективности лечения. Одним из преимуществ МКГ является чрезвычайная чувствительность к тангенциальным компонентам волн возбуждения и восстановления сердечной мышцы и меньшая (по сравнению с ЭКГ) зависимость регистрируемых в точке наблюдения параметров магнитного поля от влияния многослойной анизотропной проводящей среды, внутри которой расположен источник. К преимуществам МКГ относится также высокая разрешающая способность к определению локализации источников аномальной электрической активности. МКГ позволяет дополнительно дать оценку распределения "тангенциальных" (связанных с аритмией) ионных токов в изучаемой зоне, а также выявить возможные очаги эктопической активности - так называемые vortex currents (вихревые токи) [24], которые вообще не регистрируются ЭКГ.

Исследования на моделях G. Kazutaxa и R. Xoran [22] продемонстрировали четкую взаимосвязь между клеточными ионными процессами, длительностью потенциала действия (ПД) и формой зубцов ЭКГ. Трансмуральная гетерогенность медленного калиевого потока является главным фактором, влияющим на морфологию зубца Т, а пространственный градиент трансмембранного потенциала во время реполяризации определяется последовательностью возбуждения и локальной длительностью ПД. В результате различной продолжительности 2-й и 3-й фазы реполяризации в трех видах клеток, по обе стороны М-клеток, развиваются электрические противоположные градиенты, которые в основном и формируют Т-волну [40]. В начале зубца Т происходит реполяризация эпикарда, а в конце - М-клеток. Окончание реполяризации эпикарда совпадает с пиком Т-волны, а реполяризация М-клеток совпадает с окончанием Т-волны. Из этого следует, что длительность ПД М-клеток завершает интервал Q-T, в то же время длительность ПД эпикарда определяет интервал Q-T-peak. Следовательно, интервал Tapex-Tend может быть использован для анализа трансмуральной электрической гетерогенности реполяризации в среднем слое миокарда [9, 40]. G.X. Yan и C. Antzelevitch [40] утверждают, что именно интервал Tapex-Tend отражает трансмуральную дисперсию рефрактерности, которая может быть связана со 2-й фазой re-entry.

Установленным фактом является гетерогенность электрофизиологических свойств миокарда желудочков. При этом дисперсия реполяризации может быть проявлением гетерогенности функций ионных каналов. Изменения длительности ПД создают дисперсию реполяризации, и исходный уровень отличий длительности ПД существует даже в нормальном миокарде. Отличия, которые являются результатом разницы скоростей восстановления транзиторных исходящих потоков ионов, наиболее заметны между эпикардом, средней частью миокарда (М-клетки) и эндокардом [3, 8, 10]. Отмечено существование значительного градиента плотности и частотозависимых свойств транзиторного исходящего калиевого потока в разных слоях стенки желудочка [8]. Считают, что этот поток существенно влияет на региональную электрофизиологическую гетерогенность и вызывает образование электрических градиентов в стенке желудочка. Ишемия индуцирует региональное уменьшение длительности ПД в значительно большей мере, чем тахикардия [20].

Клиническое применение данной концепции основано на результатах ряда исследований [33, 38]. A. Lubinsky и соавторы (1998) указали на удлинение интервала Tapex-Tend у пациентов с врожденным синдромом удлиненного Q-T1. K. Takenaka и соавторы [32], а также независимо от них P.J. Schwarts и соавторы [30] продемонстрировали связь между нагрузкой, удлинением интервала Tapex-Tend и возникновением torsade de pointes у больных с синдромом удлиненного Q-T1, но не Q-T2. M. Yamaguchi и соавторы (2003) пришли к выводу, что интервал Tapex-Tend может иметь большую прогностическую ценность для показателей Q-Tc и дисперсии Q-T в качестве предиктора torsade de pointеs у пациентов с приобретенным интервалом удлиненного Q-T. M. Shimizuet и соавторы [30] утверждают, что интервал Tapex-Tend, а не Q-Tc предсказывает ВСС у больных с гипертрофической кардиомиопатией. N. Watanabe и соавторы [36] продемонстрировали, что удлиненный интервал Tapex-Tend коррелирует со спонтанной или спровоцированной желудочковой тахикардией у больных с высоким риском и органическими заболеваниями сердца.

Основываясь на современных представлениях о зависимости гетерогенности ПД от интрамуральной гетерогенности ионных потоков, впервые была предложена теоретически [7], а затем подтверждена в исследованиях на моделях [31], новая концепция интерпретации данных магнитокардиографического картирования, согласно которой для каждого момента времени кардиоцикла результат регистрации магнитных сигналов и последующего решения обратной задачи, представленный в виде карты векторов плотности токов, отражает результат суммирования магнитных полей от каждого элемента источников ионного тока, а величина и направление результирующего максимального вектора плотности тока зависят от направления волокон и активности ионных каналов в том слое миокарда, в котором распространяется этот ток. Карта распределения векторов плотности токов является только проекцией на фронтальной плоскости, тогда как на самом деле поток местных контурных токов в сердце трехмерный. Однако при этом анализ данных МКГ позволяет определить положение так называемого эквивалентного диполя, зависящего от расположения наиболее электрически активного (с максимальной плотностью источников тока) слоя миокарда. Поэтому в последние годы практически во всех клинических исследованиях, проводимых в магнитокардиографических лабораториях разных стран, результаты магнитокардиографического картирования представляются в виде системы векторов плотности токов в плоскости, параллельной фронтальной плоскости.

В магнитокардиографической лаборатории Национального научного центра "Институт кардиологии им. акад. Н.Д. Стражеско" АМН Украины магнитокардиографическое картирование проводят с использованием 7-канального кардиомагнитного сканера "Кардиомагскан V3.1" ("КМГ", Украина). Изменения магнитного поля регистрируют в 36 точках прямоугольной сетки 3ґ3 с шагом 8 см с одновременной записью II стандартного отведения ЭКГ. Длительность записи магнитного сигнала сердца в каждой точке составляет 1 мин для накопления достаточного количества кардиоциклов. На основе 36 синхронных усредненных магнитокардиографических кривых (рис. 1) строятся мгновенные эквииндукционные карты распределения магнитного поля с помощью алгоритмов двухмерной интерполяции.

Каждый одиночный вектор плотности тока имеет свое направление, величину и положение на фронтальной плоскости [7] (см. рис. 2). В процессе магнитокардиографического исследования анализ каждой одномоментной карты проводится по параметрам, характеризующим максимальный по величине вектор (угол направления и местоположение), а также взаимное расположение групп векторов, имеющих величины не менее 60-70 % от величины максимального вектора (наличие круговой структуры или отдельных зон аномальной электрической активности). Кроме анализа одиночных карт векторов плотности токов, проводится также анализ динамики изменений параметров одномоментных карт на протяжении выбранных временных интервалов кардиоцикла (зубец Р, интервал деполяризации QRS и реполяризации ST-T) с шагом 10 мс.В результате многократных магнитокардио-графических исследований было установлено, что у здоровых лиц направление максимального вектора плотности тока стабильно как по направлению, так и по локализации на всем временном интервале реполяризации.

Результаты исследований демонстрируют стабильную и гомогенную реполяризацию, в том числе в интервале Tapex-Tend у здоровых, в то время как у больных с желудочковыми нарушениями ритма процесс реполяризации характеризуется резкими изменениями выбранных для анализа параметров векторов плотности токов [3]. Многоканальное магнитокардиографическое картирование позволяет регистрировать участки аритмогенной активности во время запуска желудочковых нарушений ритма на разных стадиях патологического процесса. Электрофизиологические параметры различных участков миокарда могут существенно изменяться как в результате различных заболеваний, так и в результате лекарственных вмешательств. Эти изменения проявляются значительными отклонениями от нормы локальной плотности мембранных токов ионов и, соответственно, возрастанием электрической гетерогенности в отдельных участках миокарда. Авторы фундаментального обзора, посвященного роли механо-электрической обратной связи [19] в развитии аритмогенеза, указывают на МКГ как единственно возможный в настоящее время метод исследования различных механизмов нарушений электрофизиологических параметров сердца в клинических условиях [14].

Согласно результатам ряда исследований, доминирующим механизмом, влияющим на структурно-функциональное взаимодействие различных регионов предсердной ткани, является механо-электрическая обратная связь [19]. Изменения электрофизиологических параметров предсердной ткани обусловлены тем, что в кардиомиоцитах существует ряд специализированных ионных каналов, чувствительных к растяжению (stretch-activated channels, или SAC) [28]. Наличие как входящих, так и выходящих токов, протекающих через SAC, может объяснить различные механизмы влияния растяжения на электрофизиологические параметры предсердий. Активация исходящих токов ускоряет реполяризацию во время фазы плато, что приводит к укорочению длительности ПД и, как следствие, к рефрактерности. В то же время активация входящих токов не только изменяет форму ПД, но и может привести к возникновению триггерной активности. А.Г. Камкин и соавторы (2001) обнаружили, что в зависимости от форм ПД растяжение предсердий может привести как к ранним, так и к задержанным постдеполяризациям, которые, в свою очередь, инициируют пароксизмы тахиаритмий.

Достаточно перспективным может оказаться использование МКГ для фармакологических исследований оценки безопасности и эффективности применения лекарственных средств. В связи с этим в отделении аритмий сердца магнитокардиографическое картирование было применено с целью исследования возможных электрофизиологических механизмов желудочковой экстрасистолии при ишемической болезни сердца (ИБС), а также оценки эффективности терапии. В качестве показательного примера можно привести следующий клинический случай. Под наблюдением находилась больная с ИБС со стабильной стенокардией в сочетании с артериальной гипертензией и прогностически неблагоприятной желудочковой экстрасистолией (II-III класс по классификации Лауна и Вольфа), с проявлениями диастолической сердечной недостаточности [6]. С целью нормализации ритма больной был назначен антиаритмический препарат (ААП) 1С класса - пропафенон в адекватных дозах. По результатам первого магнитокардиографического исследования, выявлялась высокая степень региональной электрической гетерогенности в "окне ишемии" с преимущественной локализацией в правых отделах сердца.

Последующее назначение кардиоселективного бета-адреноблокатора - бисопролола к проводимой терапии пропафеноном у больной с ИБС оказалось эффективным в лечении желудочковой экстраситолии. При этом результаты третьего магнитокардиографического исследования продемонстрировали выраженную тенденцию к нормализации электрофизиологических процессов в правых отделах сердца. По-видимому, усиление трансмуральной электрической гетерогенности по данным МКГ отражает вызванные пропафеноном ранние изменения на уровне электрофизиологических реакций миокарда в виде увеличения дисперсии распределения рефрактерности, что способствует проявлению механизма re-entry. Положительный эффект бисопролола по данным МКГ обусловлен более равномерным распределением плотностей токов действия и, как следствие, уменьшением трансмуральной дисперсии реполяризации желудочков, что позволяет предотвратить возникновение жизнеугрожающих аритмий и согласуется с результатами других исследователей [35].

Изучение деполяризации предсердий с помощью МКГ позволяет выявить локальные нарушения у больных с пароксизмами суправентрикулярных тахиаритмий, фибрилляции предсердий (ФП). Пространственно-временные параметры тангенциальных компонентов магнитных полей предсердий позволяют описать механизмы предсердных тахиаритмий. Так, у пациентов с пароксизмальной формой ФП наблюдается изменчивость длительности Р-волны (наряду с ее удлинением), уменьшение высокочастотного компонента второй половины Р, даже в случаях с неизмененной ЭКГ. У больных с пароксизмальной и персистирующей формами трепетания предсердий можно выявить круговое распространение векторов плотности токов даже в период между приступами. При этом аномальные токи регистрируют в период, который соответствует зубцу Р на поверхностной ЭКГ, что подтверждает их предсердное происхождение [1, 7, 14].

В настоящее время работы по изучению нарушения возбуждения предсердий с помощью МКГ немногочисленны. При сопоставлении показателей возбуждения и механической функции сердца установлено, что неблагоприятными прогностическими критериями срыва ритма у больных с пароксизмами ФП при чреспищеводной электрокардиостимуляции (ЧПЭКС) являются, по данным МКГ, повышение негомогенности деполяризации предсердий и реполяризации желудочков [4]. При изучении зависимости магнитокардиографических параметров возбуждения предсердий от наличия и характера пароксизмов ФП установлено, что у больных с пароксизмальной формой ФП на фоне синусового ритма выявляются значительные нарушения гомогенности возбуждения предсердий [5]. У пациентов с длительными приступами ФП степень изменения магнитокардиографических показателей возбуждения предсердий была более выраженной, чем у больных с короткими пароксизмами ФП. Не выявлено четкой зависимости степени нарушения гомогенности возбуждения предсердий от частоты возникновения пароксизмов ФП. Установлены существенные изменения большинства изучаемых параметров МКГ у пациентов с индуцированным пароксизмом ФП при ЧПЭКС, что свидетельствует о более выраженных исходных нарушениях гомогенности возбуждения предсердий у этих больных. Выявлена зависимость изменений магнитокардиографических показателей возбуждения предсердий на фоне курса антиаритмической терапии от ее эффективности.

Точность картирования является важной задачей в инвазивном лечении фибрилляции-трепетания предсердий, поскольку упрощает процедуру, позволяет уменьшить травматизацию, постоперационное кровотечение. Сопоставление результатов МКГ с данными компьютерной томографии дает возможность получить объемную трехмерную модель проводящей системы предсердий, которая наиболее точно отражает локализацию и направление аритмогенного субстрата больного. Во время ФП f-волны значительно меньше нормальных р-волн, поскольку их источники обычно располагаются по задней стенке сердца и лишь некоторые участки стенки поддерживают сигнал. Поэтому именно МКГ, которая позволяет проводить измерение тангенциальных компонентов магнитных полей, является предпочтительной для выявления глубоких источников токов. Изолированные f-волны демонстрируют определенное осцилляторное проведение. Отфильтровывание других осцилляций позволяет выяснить соответствующее f-волне расположение re-entry. Дальнейший анализ карт ПД f-волн во времени позволяет не только определить наличие и месторасположение аритмогенного субстрата, но и выделить путь движения re-entry. Используя данный метод картирования с помощью 64-канального магнитокардиографа в предоперационный период, трем больным с ФП было проведено минимальное инвазивное вмешательство и восстановлен синусовый ритм [23].

Недавние клинические магнитокардиографические исследования показали возможности метода для определения локализации дополнительных путей проведения (ДПП) при синдроме Вольфа-Паркинсона-Уайта (WPW) и других аритмиях. Месторасположение пучка Кента определяют по направлению эквивалентного диполя (0,01-0,02 с), который соответствует времени формирования D-волны [16]. Эффективный магнитный диполь используется в случаях, когда распределение магнитных полей преимущественно однополярное. Одновременное построение карт магнитных токов значительно облегчает решение обратной задачи. Однако для определения наиболее точной локализации ДПП необходима одновременная провокация тахикардии амагнитным катетером, а для сопоставления магнитокардиографической информации с анатомической необходима трехмерная реконструкция сердца посредством магнитно-ядерного резонанса, компьютерной томографии или позитронно-эмиссионной томографии. В таких случаях ошибка в определении локализации сводится к минимуму - (6±3) мм. Фундаментальное требование для электро-анатомической интеграции таково, что полученное трехмерное изображение должно наиболее точно совпадать с числовыми координатами, которые используют при МКГ. Исключительная точность должна соблюдаться во время установки наружных (кожа) и внутренних маркеров (чреспищеводный датчик, внутрисердечный катетер) для определения их отношения к грудной клетке исследуемого и получения изображений в одинаковой с магнитокардиографической системе координат [13].

Следует отметить возможные перспективы магнитокардиографических исследований плода и пренатальной диагностики аритмий сердца. Измерения магнитных полей, которые излучают электрически активные клетки сердца плода, получают из нескольких точек над животом беременной. Качество магнитокардиографической записи превышает стандартную электрокардиографическую или допплерографическую записи. Это обусловлено тем, что биомагнитные сигналы не искажаются vornix caseosa - восковидной субстанцией, которая покрывает кожу плода и задерживает биоэлектросигналы. С помощью МКГ можно измерять стандартные сердечные интервалы, оценивать вариабельность ритма сердца плода на протяжении гестации и, таким образом, исследовать функциональное состояние автономной нервной системы сердца, обнаруживать и классифицировать фатальные аритмии, выявлять и наблюдать аритмогенные феномены: синдром удлиненного интервала Q-T, синдром WPW и другие патологические состояния, которые могут представлять угрозу для жизни плода и новорожденного, начиная с 25-й недели гестации [12, 27].

В заключение следует отметить, что сегодня МКГ стала надежным клиническим инструментом неинвазивных исследований в обеспечении достижения высокоинформативного изображения электрофизиологических характеристик сердца. Реконструкция распределения плотности токов с помощью "решения обратной задачи" способствует приближению результатов магнитокардиографического исследования к реальной визуализации электрических процессов внутри миокарда. Основными показаниями для проведения магнитокардиографического картирования в аритмологии являются следующие:

определение риска возникновения жизнеугрожающих аритмий и предупреждение возникновения ВСС;

изучение механизмов развития нарушений ритма сердца и регистрация аритмогенного субстрата;

проведение фармакологических исследований оценки безопасности и эффективности применения лекарственных средств;

контроль длительности интервала Q-T;

ранняя пренатальная диагностика аритмий сердца плода.

Литература

1.Бобров В.О., Стаднюк Л.А., Сосницький В.М. та ін. Магні-токардіографія (методи та діагностичні можливості). - К., 1998. - 28 с.

2.Бородай А.А., Сосницкая Т.В., Фролов А.И., Сычев О.С. Диагностика безболевой ишемии миокарда у больных с высокой толерантностью к физической нагрузке при использовании магнитокардиографического картирования // Укр. кардіол. журн. - 2007. - С. 24-29.

3.Бородай А.А., Сосницкая Т.В. Регистрация повышенной трансмуральной электрической гетерогенности у больных с желудочковыми нарушениями ритма с помощью магнитокардиографического картирования // Укр. кардіол. журн. - 2008. - № 1. - С. 85-89.

4.Кочарян Л.Л. Стан передсердь і шлуночків серця у хворих з пароксизмальною формою фібриляції передсердь: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. - К., 2000. - 15 с.

5.Соловьян А.Н., Захрабова О.Н., Стаднюк Л.А. и др. Магнитокардиографические показатели возбуждения предсердий у больных с пароксизмальной формой фибрилляции предсердий // Укр. кардіол. журн. - 2006. - № 1. - С. 40-46.

6.Соловьян А.Н., Сосницкий В.Н., Срибная О.В. Оптимизация диагностики и лечения желудочковой аритмии при ишемической болезни сердца: возможности магнитокардиографии // Укр. кардіол. журн. - 2008. - № 1. - С. 78-84.

7.Сосницкий В.Н., Стаднюк Л.А., Сосницкая Т.В. Магнитокардиография: новый взгляд на старые идеи // Серце і судини. - 2004. - № 4. - С. 73-78.

8.Antzelevitch C. Modulation of transmural repolarization // Ann. N. Y. Acad. Sci. - 2005. - Vol. 1047. - P. 314-323.

9.Antzelevitch C., Shimizu W.,Yan G.X. et al. The M cell: Its contribution to the ECG and to normal and abnormal electrical function of the heart // J. Cardiovasc. Electrophysiology. - 1999. - P. 1124-1152.

10.Antzelevitch C., Dumaine R. Electrical heterogeneity in the heart: physiological, pharmacological and clinical implications // Handbook of electrophysiology: The Heart / Eds. E. Page, H. Fozzard, R.G. Solaro. - N.Y.: Oxford University press, 2002. -P. 654-692.

11.Buxton A.E., Lee K.L., Di Carlo L. et al. Electrophysiological testing to idenfity patients with coronary artery disease who are at risk for sudden death. Multicenter Unsustained Tachycardia Trial Investigators // New Engl. J. Med. - 2000. - Vol. 342. - P. 1937-1945.

12.Cuneo B.F., Strasburger J.F., Wakai R.T., Ovadia M. Conduction system desease in fetuses evoluated for irregular cardiac rhythm // Fetal. Diagn Ther. - 2006. - Vol. 21. - P. 307-313.

13.Fenici R., Brishinda D., Nenonen J., Fenici P. Non invasive study of preexitation by multichannel magnitocardiography // Pacing Clin. Electrophysiology. - 2003. - Vol. 26. - P. 431-435.

14.Fenici R., Brishinda D., Maloni A.M. Clinical application of magnetocardiography // Expert. Rev. Mol. Diagn. - 2005. - Vol. 5. - P. 291-313

15.Fenici R., Romani G.L., Barbanera S. et al. High resolution magnitocardiographya. Noninvasive investigation of the His- Purkinje system activity in man // G. Ital. Cardiol. - 1980. - Vol. 10. - P. 1366-1370

16.Fenici R.R., Masselli M., Lorez L., Sabetta F. First simultaneous MCG and invasive Kent Bundle localization in Man // New Trends Arrhythmias. - 1985. - Vol. 3. - P. 455-460.

17.Fenici R.R., Covino M., Masselli M., Melillo G. Magnetocar-diographic mapping of reentry tachycardias // High-resolution electrocardiography update / Eds. N. El-Sherif, G. Turitto. - Bologna, Italy, 1994. - P. 73-78.

18.Fenici R., Brisinda D., Meloni A.M., Fenici P. Firsti 36 channel system for clinical magnetocardiography in unshielded hospitall laboratory for cardiac electrophysiology // Intern. J. Bioelectro-magnetism. - 2003. - Vol. 5, № 11. - P. 8080-8383.

19.Franz M.R., Sachs F., Kohl P. Mehano-electric feedback: New Directions, New Tools // Cardiac mechano-electric feedback and arrhythmias: from dipette to patients elsevier / Eds. P. Kohl, F. Sachs, M.R. Franz. - 2005. - P. 399-400.

20.John R.M., Taggart P.I., Sutton P.M. et al. Vasodilatator myocardial perfusion imaging: demonstration of local electrophysiological changes of isheamia // Brit. Heart J. 1992. - Vol. 68. - P. 21-23.

21.John R.M., Taggart P.I., Sutton P.M. et al. The interralation between the monophasic action potential durration, cycle length and ischaemia in the human left ventricle // Eur. Heart J. - 1992. - Vol. 13. - P. 305-310.

22.Kasutaxa G., Xoral R. Ionic current basis of electrocardiographic waveforms, a modal study // Circulation Research. - 2002. - Vol. 3. - P. 889-896.

23.Kim D., Kim K., Lee Y.H., Ahn H. Detection of atrial arrhythmia in superconducting quantum interference device magnetocardiography; preliminary result of a totally-noninvasive localization method for atrial current mapping // Interact. Cardio. Vase. Thorac. Surg. - 2007. - Vol. 6. - P. 274-279.

24.Liehr M., Haneisen J., Goernig M. et al. Vortex shaped current sources in a physical torso phantom // Ann. Biomed. Eng. - 2005. - Vol. 33. - P. 240-247.

25.Moss A.J., Zareba W., Hael J. et al. multicenter automatic defibrielation implantation trial Investigator. Prophylactic implication of a defibrielator in patients with myocardial infarction and reduced enjection fraction // New Engl. J. Med. - 2002. - Vol. 346. - P. 887-893.

26.Moshage W., Achenbach S., Gohl K. et al. Biomagnetic locali-zation of ventricular arrhythmias // Radiology. - 1991. - Vol. 180. - P. 685-692.

27.Padhye N., Brazdeikis A., Verclan M. Monitoring fetal development with magnetocardiography // Eng. Med. Biol. Soc. - 2004. - Vol. 5. - P. 3609-3610.

28.Sato R., Koumi S. Characterisation of stretch-activated chloride channel in isolated human atrial myocytes // J. Membs. Biology. - 1998. - Vol. 163. - P. 67-76.

29.Schwartz P.J., Priori S.G., Spazzolini C. et al. Genotype-phenotype correlation in the long-QT syndrome: genespecific triggers for life-threatening arrhythmias // Circulation. - 2001. - Vol. 103. - P. 89-95.

30.Shimizu M., Ino H., Okeie K. et al. T-peak to T-end interval may be a better predictor of high-risk patients with hypertrophic cardiomyopathy associated with a cardiac troponin I mutation than QT dispersion // Clin. Cardiology. - 2002. - Vol. 25. - P. 335-339.

31.Sosnitskyi V.N., Hugenholtz P.G. Magnetocardiogram for the assessment of current density heterogeneity. A torso model study // USIM. - 2005. - № 3. - P. 25-28.

32.Takenaka K., Ai T., Shimizu W. et al. Exereise stress test ampifiles genotypephenotype correlation in the L QT1 and L QT2 forms of the long-QT syndrome // Circulation. - 2003. - Vol. 107. - P. 838-844.

33.Tanabe Y., Inagaki M., Kurita T. et al. Sympathetic stimulation produces a greater increase in both transmural and spatial dispertion of repolarization in L QT1 then L QT2 forms of congenital long-QT syndrome // J. Amer. Coll. Cardiology. - 2001. - Vol. 37. - P. 911- 919.

34.Teneick R.E., Zang K., Harvey R.G., Basset A.I. Enchanced functional expression of transient out ward current in hypertrophyed feline myocytes // Cardiovasc. Drugs Ther. - 1993. - Vol. 7. - P. 611-619.

35.Viitasalo M., Oikarinen A., Swan H. et al. Effects of beta-blocker therapy on ventricular repolarization documented by 24-h electrocardiography on patients with type 1 long-QT syndrome // Amer. Coll. Cardiology. - 2006. - Vol. 48. - P. 747-753.

36.Watanabe N., Kobayashi Y., Tanno K. et al. Transmural dispersion of repolarization and ventricular tachyarrhythmias // J. Electrocardiology. - 2004. - Vol. 37. - P. 191-200.

37.Weber Dos Santos R., Kosch O., Steinhoff U. et al. MCG to ECG source differences: measurements and a two-dimensional computer model study // J. Electrocardiology. - 2004. - Vol. 37. - P. 123-127.

38.Wolk R., Srec S., Kulakovski P. Extra-systolic beats affects transmural electrical dispersion dyring programmed electrical stimulation // Eur. J. Clin. Invest. - 2001. - Vol. 31. - P. 563-569.

39.Yamaguchi M., Shimizu M., Ino H. et al. T wave peak-to-end interval and QT dispersion in acquired long QT syndrome: a new index for arrhythmogenicity // Clin. Sci. - 2003. - Vol. 105. - P. 671-676.

40.Yan G.H., Antzelevitch C. Cellular basis for the normal T wave and the electrocardiographic manifistation of the long QT syndrome // Circulation. - 1998. - Vol. 98. - P. 1928-1936.

В.Н. Коваленко, А.Н. Соловьян, В.Н. Сосницкий, А.А. Бородай

Национальный научный центр "Институт кардиологии им. акад. Н.Д. Стражеско" АМН Украины, г. Киев;

Институт кибернетики им. В.М. Глушкова НАН Украины, г. Киев

Украинский кардиологический журнал




Наиболее просматриваемые статьи: