Уровень циркулирующего лептина в крови у больных с метаболическим синдромом и сахарным диабетом 2-го типа.

И.Н. Кондрацкая, К.П. Зак, Б.Н. Маньковский, С.В. Мельниченко, Л.В. Корпачева-Зинич, В.Д. Король.

ГУ «Институт эндокринологии и обмена веществ им. В.П. Комиссаренко АМН Украины», г. Киев.

Метаболический синдром (МС) и предиабет являются чрезвычайно распространенными состояниями. МС диагностируется у 1/3, а предиабет – у 1/6 части всего взрослого населения развитых стран и городского населения развивающихся стран. Эти состояния ассоциируются с риском развития сахарного диабета 2-го типа (СД) и сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) – основных причин летальных исходов в мире [1, 17].

Согласно современным представлениям, абдоминальное ожирение – одна из главных причин развития инсулинорезистентности (ИР), МС, СД, ССЗ. Жировая ткань, как показали недавние исследования, является не только главным депо энергии в организме, но и мощным эндокринным органом, продуцирующим и секретирующим ряд важных цитокинов, которые получили название адипоцитокинов [4, 11, 16]. Среди адипоцитокинов особо важную роль играет лептин – негликозилированный пептид с молекулярной массой 16 кДа, принадлежащий к семейству интерлейкина(ИЛ)-6. Он синтезируется преимущественно адипоцитами и одновременно представляет собой цитокин и гормон, так как обладает и аутокринно/паракринным, и дистантным действием. Кроме того, он способен индуцировать синтез других цитокинов, таких как ИЛ-1a, ИЛ-6, фактор некроза опухоли a и др. По своему физиологическому действию лептин многофункционален, принадлежит к основным центральным регуляторам аппетита, массы тела и энергетического баланса, которые контролируются нейронами гипоталамуса по принципу обратной связи. Существует мнение, что лептин тормозит секрецию инсулина и играет важную роль в регуляции углеводного и жирового обмена. Показано, что секреция лептина особенно повышается при ожирении. На основании этого высказывается мнение, что определение уровня лептина в крови может служить одним из маркеров ожирения у человека [5, 7, 8, 14, 17]. Однако данные литературы, касающиеся роли лептина в патогенезе МС, СД и CCЗ и их связи с ожирением, неоднозначны, порой противоречивы.

Целью работы явилось исследование уровня лептина в крови у больных с сахарным диабетом 2-го типа и метаболическим синдромом, а также его корреляции с основными компонентами метаболического синдрома.

Материал и методы

Обследованы 56 больных в возрасте 30–70 лет, которые были распределены на следующие группы: больные с СД в сочетании с МС; больные с СД без МС; больные с МС без СД. Контрольную группу составляли 40 лиц с нормогликемией, сопоставимых по полу и возрасту, их разделили на две подгруппы: с избыточной массой тела (индекс массы тела (ИМТ) 25,0–29,9 кг/м2) и ожирением (ИМТ 30 кг/м2 и более) (ИМ/Ож) и с нормальной массой тела (ИМТ менее 25 кг/м2). Следует отметить, что в исследование не включали пациентов с перенесенным инфарктом миокарда и инсультом, а также со злокачественными новообразованиями, острыми и тяжелыми хроническими воспалительными процессами. До обследования пациенты не принимали антигипергликемической, гиполипидемической и антигипертензивной терапии.

Диагноз СД определяли согласно рекомендациям экспертов ВОЗ, а МС – согласно критериям ATP III (2001) [9].

При антропометрическом исследовании у пациентов определяли массу тела, окружность талии (ОТ) и бедер (ОБ) с последующим расчетом индекса абдоминального ожирения (ИАО) и ИМТ.

Уровень глюкозы в сыворотке венозной крови определяли глюкозооксидазным методом, уровень инсулина – радиоиммунным методом с использованием набора реактивов фирмы «Insulin-IRMA» (Чехия). Для характеристики ИР тканей использовали индекс НОМА, который вычисляли по формуле: IґG/22,5, где I – уровень инсулина натощак (мкМЕ/мл), G – уровень глюкозы натощак в плазме венозной крови (ммоль/л) [12], а также индекс QUICKI, который рассчитывали по формуле: 1/(logG+logI) [6]. Уровень общего холестерина (ХС), триглицеридов (ТГ), липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) определяли с помощью реактивов фирмы «Bio-Sistem» (Испания); уровни ЛПНП и ЛПОНП рассчитывали по известным формулам. Уровень лептина в крови определяли иммуноферментным методом («ELISA») с помощью спектрофотометра «Stat-fax 1200» и наборов реактивов фирмы «DRG» (Германия). Статистический анализ проводили с помощью стандартного пакета «Excel», используя критерий Стьюдента. Различия считали статистически достоверными при Р<0,05.

Результаты и их обсуждение

У пациентов всех трех групп были увеличены масса тела и степень абдоминального ожирения по сравнению с таковыми в контрольной группе. Наиболее выраженное ожирение наблюдали в группе больных с СД в сочетании с МС не только относительно контрольных групп, но и группы больных с СД без МС.

Как известно, нарушение липидного обмена достаточно часто встречается у больных с СД. Кроме того, существует мнение, что именно дислипидемия является характерным ядром МС. Это побудило нас к исследованию содержания липидов в плазме крови у пациентов с целью получения дополнительной информации о характере изменений липидного обмена в зависимости от наличия у них других параметров МС. Проведенные исследования показали, что уровень ХС был достоверно выше у больных с СД и МС и у больных с МС по сравнению с таковыми в контрольной группе. У больных с СД без МС уровень ХС достоверно не отличался от такового в контрольной группе. Обращает на себя внимание то, что уровни ТГ и липопротеидов очень низкой плотности (ЛПОНП) у больных с СД без МС не отличались от таковых в группе здоровых лиц, тогда как в контрольной группе лиц с ИМ/Ож достоверно были выше, чем в контрольной группе лиц с ИМТ < 25 кг/м2. Такие изменения в липидном спектре крови можно объяснить тем, что при снижении чувствительности тканей к инсулину отмечается повышение синтеза ЛПОНП и снижение клиренса ТГ. Полученные нами результаты изучения липидного спектра крови при СД с МС и без него в основном согласуются с данными литературы [16], и вместе с тем они позволили более детально дифференцировать группы пациентов, у которых определялось содержание лептина.

Важной информацией явилось также определение ИР периферических тканей. В группах больных с МС с гипер- и нормогликемией была выявлена гиперинсулинемия (см. таблицу) по сравнению с лицами с гипер- и нормогликемией без ожирения, что наводит на мысль о ее компенсаторном характере на фоне ИР тканей. Об этом также свидетельствует снижение индекса QUICKI в группах больных и контрольной группе с ИМ/Ож относительно здоровых лиц. Наиболее выраженную ИР согласно индексу НОМА наблюдали у больных с СД в сочетании с МС. У больных с СД без МС не выявляли ИР, что указывает на различные патогенетические механизмы развития СД на фоне ожирения и без ожирения. Очевидно, что у пациентов без МС СД развивается на фоне снижения функции b-клеток поджелудочной железы, тогда как у лиц с МС основным патогенетическим механизмом развития СД является ИР периферических тканей. Кроме того, выраженная ИР была выявлена у больных с МС с нормогликемией. Обращает на себя внимание достоверное повышение индекса НОМА в контрольной группе с ИМ/Ож относительно здоровых лиц с ИМТ < 25 кг/м2.

При определении содержания лептина в сыворотке крови здоровых лиц было выявлено гендерное различие, то есть у женщин уровень лептина был значительно выше ((14,5±2,3) нг/мл), чем у мужчин ((6,1±3,3) нг/мл), что согласуется с данными литературы [2, 3, 13]. В то же время, у практически здоровых женщин с ИМ/Ож наблюдали достоверное повышение уровня лептина в крови по отношению к таковому у лиц с ИМТ<25 кг/м2.

Наиболее высокое содержание лептина в крови наблюдали у женщин с МС как без СД, так и с СД. У больных с СД без МС концентрация лептина достоверно не отличалась от таковой у лиц с нормальной массой тела. Кроме того, у больных с нормогликемией и МС уровень лептина был достоверно выше, чем у больных с СД. Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что повышение концентрации лептина в крови не связано с уровнем гликемии, а зависит от степени ожирения и, возможно, других признаков МС.

Установлено прямую корреляцию между уровнем лептина и массой тела у женщин с СД и МС (r=0,57, p<0,05). У мужчин уровни лептина в крови в группах больных с МС и СД и без СД достоверно не отличались от таковых в контрольной группе здоровых лиц.

В работе [3] указывается, что при СД характерен высокий уровень циркулирующего лептина, это не согласуется с полученными нами результатами. Однако в этих сообщениях не приводят каких-либо данных о степени ожирения пациентов. По-видимому, большая часть больных с СД, обследованных данными авторами, имели избыточный вес, а как известно, 80 % случаев СД сопровождается ожирением [11], что и отразилось в результатах исследования.

Интересные сведения нами были получены при сравнительном анализе содержания лептина и наличия ИР – одного из ключевых компонентов МС. Так, при изучении состояния ИР тканей с помощью индекса НОМА (см. таблицу) наиболее выраженную ИР наблюдали при МС и МС в сочетании с СД, то есть у лиц с высоким содержанием лептина в крови. Вместе с тем, у больных с впервые выявленным СД без МС, имеющих низкое содержание лептина в крови, ИР не выявляли. Полученные данные подтверждаются в работе [8], в которой уровень лептина в крови положительно коррелирует с ожирением и ИР и может служить их маркером. Выявленное снижение чувствительности тканей к инсулину и некоторое повышение уровня лептина у обследованных с нормогликемией и избыточной масой тела/ожирением указывает на возможность появления ИР у таких лиц задолго до развития у них МС, что в дальнейшем может способствовать возникновению у данных пациентов ССЗ и впоследствии приводить к СД.

Выводы

  1. Наиболее высокий уровень лептина в крови отмечают у женщин с метаболическим синдромом как с нормогликемией, так и с сахарным диабетом.
  2. У больных с сахарным диабетом 2-го типа без метаболического синдрома содержание лептина в крови близко к норме.

Литература

  1. Митченко Е.И. Эволюция метаболического синдрома // Здоров'я України. – 2006. – № 22/1.
  2. Тузова О.В., Маньковский Б.Н. Содержание лептина в сыворотке крови больных сахарным диабетом 2 типа с разной массой тела // Ендокринологія. – 2004. – Т. 9, № 2. – С. 140-146.
  3. Eynatten von M., Schneider J.G., Hadziselimovic S. et al. Adipocytokines as a novel target for the anti-inflammatory effect of atorvastatin in patients with type 2 diabetes // Diabetes Care. – 2005. – Vol. 28. – P. 754-755.
  4. Fasshauer M., Paschke R. Regulation of adipocytokines and insulin resistance // Diabetologia. – 2003. – Vol. 46, № 12. – P. 1594-1603.
  5. Jamshidi Y., Snieder H., Wang X. et al. Phosphatidylinositol 3-kinase p85a regulatory subunit gene PIK3R1 haplotype is associated with body fat and serum leptin in a female twin population // Diabetologia. – 2006. – Vol. 49, № 11. – P. 2659-2667.
  6. Katz A., Nambi S.S., Mather K. et al. Quantitative insulin sensitivity check index: a simple, accurate method for assessing insulin sensitivity in humans // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 2000. – Vol. 85. – P. 2402-2410.
  7. Kautzky-Willer A., Pacini G., Tura A. et al. Increased plasma leptin in gastacionol diabetes // Diabetologia. – 2001. – Vol. 44, № 2. – P. 164-172.
  8. Kim S., Kim H., Nur K. et al. Leptin concentration is more important marker to be closely related with insulin resistance than adiponectin // Diabetologia. – 2004. – Vol. 47 (Suppl. 1). – P. 539.
  9. Lawlor D.A., Smith G.D., Ebrahim S. Does the new International Diabetes Federation definition of the metabolic syndrome predict CHD any more strongly than older definitions? Findings from the British Women's Heart and Health Study // Diabetologia. – 2006. – Vol. 49, № 1. – P. 41-48.
  10. Lind L., Reneland R. et al. Insulin resistance in essential hypertension is related to plasma renin activity // J. Hum. Hypertension. – 1998. – Vol. 12, № 6. – P. 379-382.
  11. Lonnqvist F., Nordfors L., Schalling M. Leptin and its potential role in human obesity // J. Intern. Med. – 1999. – Vol. 245. – P. 643-652.
  12. Matthews D.R., Hosker J.P., Rudenski A.S. et al. Homeostasis model assessment: insulin resistance and beta-cell function from fasting plasma glucose and insulin concentretions in man // Diabetologia. – 1985. – Vol. 28. – P. 412-419.
  13. Schmidt M.I., Duncan B.B., Vigo A. et al. Leptin and incident type 2 diabetes: risk or protection? // Diabetologia. – 2006. – Vol. 49. – P. 2086-2096.
  14. Shishko E., Mokhort T., Garmaev D. The role of lifestyle mo-dification in preventing type 2 diabetes in subjects with impaired glucose homeostasis // Diabetologia. – 2007. – Vol. 49 (Suppl. 1). – P. 457-458.
  15. Stehouwer C.D.A., Henry R.M.A., Ferreira I. Arterial stiffness in diabetes and the metabolic syndrome: a pathway to cardiovascular disease // Diabetologia. – 2008. – Vol. 51, № 4. – P. 527-539.
  16. Tong J., Boyko E.J., Utzschneider K.M. et al. Intra-abdominal fat accumulation predicts the development of the metabolic syndrome in non-diabetic Japanese-Americans // Diabetologia. – 2007. – Vol. 50. – P. 1156-1160.
  17. Tong J., Fujimoto W., Kahn S. et al. Insulin, C-peptide, and leptin concentrations predict increased visceral adiposity at 5- and 10-year follow-ups in nondiabetic Japanese Americans // Diabetes. – 2005. – Vol. 54. – P. 985-990.

Укркардіо




Наиболее просматриваемые статьи: