Эффективность озонотерапии и препарата цимицифуги при сочетанной патологии: дисциркуляторной энцефалопатии I-II стадии и климактерическом синдроме легкой степени тяжести

Гурьева В.А., Карачева Ю.О.

Введение

Проблема поиска эффективных методов лечения и реабилитации цереброваскулярных заболеваний обусловлена их чрезвычайной медико-социальной значимостью [Гусев В.И., Скворцова В.И., 2001; Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., 2007]. В структуре смертности в России, как и во всем мире, наибольший удельный вес (56,4%) составляют сосудистые заболевания. По данным ВОЗ, количество цереброваскулярных заболеваний будет продолжать расти, что связано со старением населения планеты. Мировая популяция женщин постменопаузального возраста на сегодняшний день составляет 10%, а к 2015 году ожидается, что 46% женщин будут старше 45 лет, т. е. в периоде перименопаузы, когда начинает проявляться эстрогенный дефицит [Сметник В. И., 2005].

Основными причинами развития дисциркуляторной энцефалопатии (ДЭ) являются: сосудистый фактор, дисфункция эндотелия, нарушения метаболических процессов, ухудшающие реологические свойства крови. Эти факторы развития дисциркуляторной энцефалопатии начинают играть особенно важную роль у женщин в перименопаузальном возрасте [Сметник В.П., Кулаков В.И., 2001] в силу возникающего и характерного для этого возраста эстрогенного дефицита, что, в свою очередь, утяжеляет клинические проявления энцефалопатии, снижает качество жизни [Дюкова Г.М., Сметник В.П., Назарова Н.А., 2001]. В связи с этим одним из приоритетных направлений является поиск новых методов лечения при сочетанной патологии с одновременным воздействием как на состояние хронического нарушения мозгового кровообращения, так и на климактерические расстройства. В последние годы широкое распространение в различных областях медицины получило применение озонотерапии, которое обеспечивает высокий биологический и лечебный эффект. Известно, что озон оказывает антигипоксическое многоуровневое действие, реализующееся через улучшение кислородотранспортных функций крови и нормализацию внутриклеточных процессов окисления и фосфорилирования [Bocci V., 2003]. Нормализация перфузии в зоне ишемии обеспечивается вазодилатационным эффектом окиси азота, ак-тивно синтезируемой эндотелиоцитами в условиях накопления пероксидных производных озона [Cooke, J.P., 2003]. Большое значение имеет озон-индуцированная утилизация клетками основного энергетического субстрата - глюкозы [Павловская Е.Е. с соавт., 1999]; доказано потенцирующее влияние низких доз озона на все этапы окислительного метаболизма (аэробный гликолиз, цикл Кребса, митохондриальная дыхательная цепь), способствующих нивелированию энергетического дефицита [Menendez S., 2001]. Установлено положительное влияние низких концентраций озона на деформируемость эритроцитов [Fahmy Z., 2003], доказан его антикоагулянтный эффект, благоприятное воздействие озона на микроциркуляцию и реологические показатели крови [Casas M., 2003], что является важным с учетом "сосудистого" фактора в патогенезе ДЭ. В то же время терапия ДЭ у женщин с климактерическим синдромом без коррекции эстрогенного дефицита не оказывает полного эффекта. Заместительная гормональная терапия имеет ограничения и побочные воздействия. Поэтому при легкой степени тяжести климактерических расстройств с целью их устранения можно использовать фитопрепарат Климадинон1 - лекарственный аллопатический препарат с эстрогеноподобным действием на основе цимицифуги кистевидной (Cimicifuga racemosa, Actea racemosa, клопогон). Препарат Климадинон обладает эстрогеноподобным эффектом, однако при этом не установлено взаимодействие компонентов экстракта Цимицифуги рацемозы с эстрогенными рецепторами (αα и ββ) [Wuttke W., 2006]. Вероятно, этим можно объяснить отсутствие у препарата побочных эффектов на органы-мишени, что выгодно отличает цимицифугу от "классических" фитоэстрогенов. При этом доказан благоприятный эффект Климадинона не только в отношении клинических проявлений климактерического синдрома, но и процессов костного ремоделирования [Wuttke W. et al., 2003]. В России имеется опыт использования озонотерапии у больных с ДЭ [Смирнов А.А., 1996]. Однако до настоящего времени не проводилось исследований эффективности озона и препаратов цимицифуги у пациенток с сочетанной патологией: ДЭ и климактерическим синдромом. Между тем хорошая переносимость лечения препаратом Климади-нон, и практически полное отсутствие побочных эффектов предполагает широкое использование Климади-нона и озона при сочетанной патологии.

Целью работы явилась оценка влияния фитопрепарата Климадинон в сочетании с озонотерапией на клинические симптомы, показатели липидного обмена, функциональное состояние эндотелия и мозговой кровоток у больных с сочетанной патологией: ДЭ I-II стадии и климактерическим синдромом легкой степени тяжести.

Материалы и методы

В период с 2007 по 2009 г. проводилось исследование эффективности реабилитационного комплекса (дополнение стандартного санаторного лечения озонотерапией и Климадиноном) при ДЭ I-II стадии и климактерическом синдроме легкой степени тяжести у 182 пациенток, находившихся на лечении в санатории "Барнаульский". Средний возраст женщин составил 52,1±2,3 года, давность заболевания 2,6±1,8 года. Проведение исследования было одобрено на заседании Этического комитета при ГОУ ВПО АГМУ Росздрава (протокол № 11 от 28.12.2007 г.). Исследования проводились с информированного согласия наблюдаемых пациенток.

В исследование включались женщины перименопаузального возраста с сочетанной патологией - ДЭ I-II стадии и климактерическим синдромом легкой степени тяжести.

Критериями исключения из исследования являлись: больные репродуктивного и постменопаузального возраста, с ДЭ III стадии, острым нарушением мозгового кровообращения, тяжелой черепно-мозговой травмой и нейроинфекцией в анамнезе, с КС средней и тяжелой степени тяжести, а также имеющие тяжелую экстрагенитальную патологию (сахарный диабет, гипертоническая болезнь, инфаркт миокарда в анамнезе, сердечно-сосудистая патология в стадии декомпенсации, метаболический синдром, патология щитовидной железы).

Все пациентки были случайным образом распределены в 2 группы.

Основную группу составили 94 пациентки, которые получали в условиях санатория стандартный терапевтический комплекс, включавший диетотерапию, хвойные ванны, массаж по Мошкову, лечебную физическую культуру; кроме того, пациентки этой группы получали системную озонотерапию и фитопрепарат Климадинон. Климадинон назначали по 1 таблетке 2 раза в сутки в течение пребывания в санатории и далее рекомендовали прием до 6 месяцев.

Один курс озонотерапии включал в себя 5 ежедневных внутривенных капельных инфузий 200 мл озонированного 0,9% раствора хлорида натрия. Насыщение физиологического раствора озоном проводилось с помощью аппарата "Медозонс-ВМ (АОТ-Н-01-АРЗ-01)". Внутривенное капельное введение 200 мл озонированного физиологического раствора (ОФР) проводили непосредственно после окончания 15-минутного барбатирования стерильного флакона с физиологическим раствором озоно-кислородной смесью при скорости газопотока 1 л/мин. Калибровка аппарата осуществляется таким образом, чтобы концентрация озона в физиологическом растворе составляла 400 мкг/л. При этом разовая доза озона, введенная в сосудистое русло в течение одной инфузии, составляла 160 мкг, курсовая - 800 мкг. Озонированный раствор вводили в локтевую вену в стандартных условиях процедурного кабинета со скоростью 8-10 мл/мин, при этом длительность процедуры составляла 25 минут. Имеется приоритетная справка, выданная Роспатентом РФ, регистрационный № 2010113069 от 05.04.2010 "Способ лечения ДЭ I-II стадии, осложненной климактерическим синдромом легкой степени тяжести".

В группу сравнения вошли 88 женщин, которые получали стандартный комплекс терапии без озона и Климадинона. Пациентки сравниваемых групп не различались по возрасту, тяжести заболевания, основным клиническим показателям, сопутствующей патологии, параметрам нейропсихологического тестирования.

У пациенток обеих групп в качестве критериев эффективности применяемых методов терапии, использовали клинические и параклинические параметры. Степень клинических проявлений ДЭ на фоне лечения оценивалась по динамике неврологической симптоматики, уровню когнитивных расстройств, исследование которых проводилось при помощи краткой шкалы оценки психического статуса (КШОПС) [Folstein, M.F., Folstein, S.E., McHugh, P.R., 1975], оценки психологического статуса с помощью компьютерной версии объективной стандартизированной методики - сокращенного многофакторного опросника для исследования личности (СМОЛ) [Зайцев В.П., 2004]. В качестве критерия эффективности использовали самооценку качества жизни по тесту Health Status Survey (SF-36) [Ware J.E., Kosinski M., Keller S.D., 1994 ]. Опросник включал 36 вопросов, которые отражали 8 показателей (шкал) здоровья. Показатели колебались от 0 до 100 баллов (чем выше были значения показателя, тем лучше оценка по избранной шкале). Проявления климактерических расстройств устанавливали с помощью модифицированного менопаузального индекса (ММИ) по шкалам нейровегетативных, эндокринно-метаболических и психоэмоциональных нарушений методики Kupperman и соавт. (1959 г.) в модификации Е.В. Уваровой (1983 г.). Каждый из отдельных симптомов рассматривали в зависимости от степени выраженности в баллах от 0 до 3, после чего выделенные симптомокомплексы оценивались по группам.

Обмен липидов, как косвенный маркер сосудистого гомеостаза в организме, исследовали по общепринятым показателям, характеризующим: общий холестерин (ОХ), холестерин липопротеинов низкой плотности (ХС ЛПНП), холестерин липопротеинов высокой плотности (ХС ЛПВП), триглицериды (ТГ). Также проводили расчет индекса атерогенности (ИА) по формуле ИА = (ОХС - ХС ЛПВП)/ХС ЛПВП (N<3,0) [Климов А.Н., 1977]. Исследования проводились с использованием стандартных наборов реактивов фирм "Human" (Германия) и "Diasys" (Германия) и полуавтоматического анализатора Prime Bio SED (Италия). Другой маркер функционального состояния сосудов - Эндотелин-1 (Э-1) определяли в плазме крови с помощью набора реактивов фирмы BioMedica (Австрия) и фотометра вертикального сканирования UNIPLAN-PICON (Россия). Исследовали венозную кровь, взятую натощак. Тест основан на методе иммуноферментного анализа. Набор реактивов содержит очищенные поликлональные захватывающие антитела и моноклональные детектирующие антитела, специфичные к ЭТ-1. Принцип метода основан на связывании ЭТ-1 с захватывающими антителами и образовании "сэндвич-комплекса" с детектирующими антителами, с последующим удалением несвязанного конъюгата. Затем с помощью фермента, катализирующего цветную реакцию, определяли концентрацию ЭТ-1, содержание которого прямо пропорционально интенсивности развившейся окраски. Оценку мозгового кровотока проводили по допплерографическим изменениям интракраниальных сосудов, а именно по средним мозговым артериям (СМА). При исследовании интракраниальных сосудов использовали ультразвуковой сканер En Visor С (Philips). Допплерографическое исследование интракраниального отдела брахиоцефальных артерий осуществлялось с помощью фазированного датчика частотой 2,25 МГц, использовали стандартный транстемпоральный доступ [Babikian V., Wechsler L., 1993]. Изучали пиковую систолическую скорость (Vps в см/с), индекс церебрального сосудистого сопротивления (резистивности, RI) рассчитывали по формуле: RI=(Vps-Ved)/Vps.

Статистический анализ полученных данных выполнен с использованием программы "Statistica 6.0" с определением средних значений (М), ошибки средней (m), критерия достоверности Стьюдента-Фишера (t), уровня значимости (р), критерия однородности χ2. Различия считались достоверными при p<0,05 или χ2>3,8. Непараметрические данные рассчитывались по критерию Манна-Уитни Уилкоксона. Различия считались достоверными при W>1,96 [Колядо В.Б. с соавт., 1998; Новиков Д.А. с соавт., 2005].

Результаты исследования и их обсуждение

Пациентки обеих групп хорошо переносили лечение, не желательных реакций не было. Эффективность комплексной терапии в группах сравнения оценивалась по установленным неврологическим симптомам, наблюдаемым у обследуемых до и после проводимого лечения . Частота имеющихся неврологических симптомов на фоне реабилитации неравнозначно уменьшалась у женщин обеих групп. При этом эффект был более выраженным в основной группе, в которой из 9 установленных неврологических симптомов достоверно уменьшилась частота 5 симптомов (анизорефлексия, координаторные расстройства, пирамидная недостаточность, рефлексы орального автоматизма, горизонтальный нистагм). В то же время в группе сравнения имели значимую положительную динамику лишь рефлексы орального автоматизма. Результаты оценки когнитивных функций по шкале КШОПС до лечения в основной группе соответствовали преддементным когнитивным нарушениям (24,3±0,57 баллов) . Озонотерапия в сочетании с Клима­диноном в основной группе оказывали более позитивное действие на когнитивные функции. Это можно утверждать по изменению среднего уровня показателя шкалы КШОПС. У больных группы сравнения до лечения наблюдались также преддементные когнитивные нарушения (23,6±0,9 баллов), однако на фоне стандартного санаторного лечения явных изменений не произошло . Психоэмоциональный статус пациенток обеих групп до лечения свидетельствовал о том, что на усредненном профиле наиболее характерные пики отмечались по шкалам: 1-й (ипохондрия), 2-й (тревога - депрессия) и 7-й (психастения), кроме того, наблюдалось снижение по 9-й шкале (активность и настроение). Указанные изменения отражают тенденцию к постоянной тревожности, депрессивности, интравертированности, такому эффекту, как "уход в болезнь", склонности к самоанализу, легкой ранимости, строгому следованию конвенциальным нормам поведения у обследованных пациентов, т.е. чертам, обусловливающим "запрограммированную" напряженность в общении с людьми.

После курса озонотерапии в основной группе выявлено наибольшее понижение профиля по шкалам: 1 (ипохондрия) на 21,6% (p<0,05); 2 (тревога - депрессия) - на 30,1% (p<0,05); 7 (психастения) - на 13,1% (p<0,05), а также повышение по 9-й шкале (активность и настроение) - на 34,3% (p<0,05), что в целом свидетельствует об уменьшении внутренней напряженности, снижении уровня тревоги, а также о повышении активности, жизнерадостности, уменьшении раздражительности и меньшей утомляемости от психологических нагрузок. В группе сравнения, как видно из таблицы 3, положительная динамика показателей по шкалам на фоне лечения была без достоверной значимости.

Достоверно уменьшились климактерические проявления на фоне терапии только у женщин основной группы, которые получали дополнительно озонотерапию и Климадинон: ММИ снизился на 4,8 баллов (на 24,9%, р<0,05) за счет снижения нейровегетативных нарушений на 34,4 % (р<0,05) и психоэмоциональных нарушений - на 32,4 % (р<0,05). Не наблюдалось лишь различий по шкале обменно-эдокринных нарушений, что вполне объяснимо, так как данные изменения нарастают в период менопаузы и не имеют особой выраженности в перименопаузальном возрасте. В группе сравнения снижение ММИ произошло всего лишь на 3,3 % (на 1 балл), без достоверной значимости, наблюдалась лишь тенденция снижения нейровегетативных и психоэмоциональных нарушений .

Изучение положительного влияния Климадинона в комплексе с озонотерапией на липидный профиль и функцию эндотелия имеет большое значение, учитывая значимость влияния факторов атерогенности и эндотелиальной дисфункции на состояние мозгового кровотока. Изучаемые явления также относятся к патогенетическим механизмам реализации эстрогенного дефицита в качестве отягчающего фактора не только ДЭ, но и климактерического синдрома. Как видно из таблицы 4, до лечения наблюдались изменения в липидном спектре, характерные для возраста климактерия и имеющейся у пациенток неврологической патологии. На фоне проведенного лечения установлен эффект влияния озона в комплексе с Климадиноном на изучаемые параметры. Наблюдались отчетливые положительные сдвиги в содержании отдельных липидных фракций на фоне лечения.

У женщин основной группы на фоне применения медицинского озона и фитопрепарата Климадинон достоверно снизился общий холестерин (на 13,5%, р<0,05) и ХС ЛПНП. Атерогенные липопротеиды низкой плотности снизились на 16,9%. Пациентки группы сравнения имели менее выраженный результат. Установленный существенно больший эффект в основной группе у женщин можно объяснить за счет доказанного благоприятного воздействия на организм озона и эстрогеноподобного действия цимицифуги. В проведенных ранее исследованиях уже были показаны эффекты озона [Белоусов С.С, Суслонова Е.В., Трунова Е.М., 1988], доказано снижение содержания холестерина в результате нормализации фосфолипазной активности озона. Сходные результаты были получены зарубежными исследователями [Leon O.S., Merino N., Menendes S., et al., 1997]. Также доказано, что при длительном использовании Климадинона наблюдается положительное воздействие на липидный обмен [Wuttke W. еt al., 2003]. Все это объясняет наблюдавшуюся положительную динамику у женщин основной группы. Исходя из того, что уровень ЛПВП приближался к нижней границе нормы, наблюдались относительно высокие цифры ИА, который снизился на фоне применения озонотерапии и Клима-динона .

Исследование эндотелина-1 также подтвердило большую эффективность озонотерапи в сочетании с Климадиноном, по сравнению с эффектом традиционного стандарта лечения. Эндотелин-1 вы-рабатывается в эндотелии и является активным вазоконстрикторным пептидом. Его содержание выше у женщин в менопаузе, он положительно коррелирует с уровнем холестерина в плазме крови [Wilcox J.G. et al., 1997]. Озонотерапия с доказанным выраженным антиоксидантным действием снижает влияние перекисноокисленных липопротеидов, которые имеют свойство повреждать клетки эндотелия и интимы сосудов, способствуя развитию атеросклеротического процесса. Индуцированная продуктами ПОЛ агрегация тромбоцитов усугубляет расстройства микроциркуляции при сосудистой патологии мозга [Азизова О.А., Власова И.И., 1993]. На фоне терапии медицинским озоном в сочетании с Климадиноном снизился уровень эндотелина-1, что говорит о положительном влиянии комплекса терапии на функциональное состояние эндотелия. В контрольной группе показатели Э-1 незначительно увеличились, так как стандартное лечение в объеме хвойных ванн, массажа воротниковой зоны и ЛФК, вероятно, не влияет на функцию эндотелия. На фоне проводимой терапии состояние мозгового кровотока у пациенток, которые получали стандартное санаторное лечение, существенно не изменялось, учитывая отсутствие динамики показателей пиковой систолической скорости (Vps, см/с) и резистивного индекса (RI). У женщин основной группы, в комплексном лечении которых применяли Климадинон и озонотерапию , резистивный индекс также значимо не изменялся, но значения пиковой систолической скорости как до, так и после гиперкапнической пробы увеличились с достоверной значимостью, что говорит о восстановлении реактивности мозговых сосудов, предопределяющей состояние перфузионного (цереброваскулярного) резерва мозгового кровообращения. Отмеченную положительную динамику можно объяснить вазодилатационным эффектом окиси азота, активно синтезируемой эндотелиоцитами в условиях накопления пероксидных производных озона [Bocci V., 1995], и снижением вязкости крови на фоне озона и оптимизацией характеристик микроциркуляторного русла [Richelmi P. et al., 1995]. Кроме того, эффект можно объяснить и уменьшением агрегационной активности тромбоцитов за счет блокирования синтеза тромбоксана озоном и восстановления отрицательного заряда на их мембране [Rilling S., 1985]. Кроме того, оптимизация кровотока, вероятно, также обусловлена "мягким" антикоагулянтным эффектом озона, который отмечался исследователями [Richelmi P. et al., 1995].

Параметры качества жизни при самооценке по опроснику "SF-36" у пациентов в обеих группах до лечения достоверно не отличались (табл. 6). Низкие показатели выявлены по шкалам: "физическая роль", "эмоциональная роль", "жизнеспособность", "физическая боль". Данные показатели отражают степень, в которой состояние здоровья ограничивает выполнение физических нагрузок. После курса комплексной терапии в обеих группах отмечается положительная динамика качества жизни, однако у пациенток в группе сравнения с достоверной значимостью повысились показания только по шкале "общее здоровье" на 20,9% (р<0,05). У женщин в основной группе этот показатель возрос после лечения на 26,7% (р<0,05). Кроме того, у женщин основной группы после проведенной комплексной терапии с включением озона и Климадинона наблюдался достоверный рост по шкалам: "физическая функция" - на 17,4, (р<0,05); "физическая роль" - на 64,4%, (р<0,05); "эмоциональная роль" - на 67,2%, (р<0,05); "жизнеспособность" - на 70,6%, (р<0,05); "психическое здоровье" - на 44,7%, (р<0,05). Повышение качества жизни в основной группе было обусловлено не только влиянием озонотерапии с учетом ее свойств, но и устранением клинических проявлений климактерического синдрома вследствие приема Климадинона.

Таким образом, включение в комплекс терапии препарата Климадинон с эстрогеноподобным эффектом и системной озонотерапии способствует снижению нейровегетативных, психоэмоциональных проявлений климактерического синдрома, в том числе уменьшает выраженность психологического статуса ДЭ, что повышает качество жизни пациенток с эстрогенным дефицитом и снижает клинические проявления неврологических расстройств. Отсутствие у Климадинона и медицинского озона значимых побочных эффектов дают возможность проводить курс терапии для стабилизации состояния здоровья до двух раз в год. Проведенные исследования по влиянию озонотерапии в сочетании с Климадиноном на клиническую симптоматику, липидный спектр, функцию эндотелия, мозговой кровоток позволяют сделать вывод о патогенетической обоснованности использования данного метода для подавления в нервной системе тех патологических процессов, в развитии которых активное участие принимает сосудистый фактор, что снижает проявления ДЭ и климактерического синдрома. Высокая частота климактерических расстройств и ДЭ в перименопаузальном возрасте составляет особую актуальность использования предложенного метода и предполагает его широкое использование как специалистами акушерами-гинекологами, так и неврологами в условиях санатория или при оздоровлении на этапе амбулаторного звена лечебных учреждений различного уровня.

Литература
1. Азизова О.А., Власова И.И. Влияние липопротеидов, модифицированных перекисным окислением липидов на агрегацию тромбоцитов // Бюлл. экс¬перимент, биологии и медицины. - 1993. - Т.XVI. - С.485-487.
2. Белоусов С.С, Суслонова Е.В., Трунова Е.М. Влияние ПОЛ и антиоксидантной терапии на фосфолипидную структуру мембран и бетаадренорецепторы у больных ИБС // Перекисное окисление липидов и антиоксидантная терапия: Сб. науч. труд. - Горький. - 1988. - С.5-14.
3. Гусев, Е.И. Неврология и нейрохирургия: учебник / Е.И. Гусев, А.Н. Коновалов, Г.С. Бурд. - М.: Медицина, 2000. - С. 259-302.
4. Дюкова, Г.М. Состояние психовегетативной и сексуальной сфер у женщин в перименопаузе: руководство по климактерию / Г.М. Дюкова, В.П. Сметник, Н.А. Назарова / под ред. В.И. 5. Кулакова, В.П. Сметник. - М.: МИА, 2001. - С. 361-383.
6. Зайцев, В.П. Психологический тест СМОЛ / В.П. Зайцев // Актуальные вопросы восстановительной медицины. - 2004. - № 2. - С. 17-19.
7. Климов, А. Н. Гиперлипидемия как главный фактор в патогенезе атеросклероза / А. Н. Климов // Превентивная кардиология. - М.: Медицина, 1977. - С. 317-315.
8. Колядо, В.Б. Статистические величины (абсолютные, относительные и средние) в медицине и здравоохранении. Оценка достоверности результатов научных медицинских исследований / В.Б. Колядо, С.В. Плугин, И.В. Дмитриенко. - Барнаул, 1998. - 38 с.
9. Павловская, Е.Е. Эффективность озоно-кислородной терапии в комплексном лечении сахарного диабета / Е.Е. Павловская, Е.П. Камышева, К.Н. Конторщикова //Озон и методы эфферентной терапии в медицине: тез. докл. III Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участ. - Н. Новгород, 1999. - С.116-117.
10. Перетягин, С.П. Патофизиологическое обоснование озонотерапии постгеморрагического периода: автореф. дис... докт. мед. наук / С.П. Перетягин. - Казань, 1991. - 40с.
11. Сметник, В. И. О патогенезе "приливов" при климактерическом синдроме / В. П. Сметник, 12. В. Е. Балан, А. С. Аметов // Акушерство и гинекология. - 1999. - № 9. - С. 8-10.
13. Смирнов А.А. "Динамика клинико-физиологических показателей больных дисциркуляторной энцефалопатией в процессе внутривенной озонотерапии". Автореф. дис… канд. мед. наук. - Н-Новгород ,-1996. -24 с
14. Bocci, V. Ozone as a bioregulator. Pharmacology and toxicology of ozonetherapy today / V. Bocci // J. of Biological Regulators and Homeostatic Agents. - 1997. - Vol.10, N 2/3. - P.31-53.
15. Casas M, Conde В., Ornia M., Ramos F. Ozone therapy in demential syn¬drome in the elderly // 2nd International Symposium on Ozon Application. Ab¬stracts. - Havana, Cuba. - 1997. - Part 2. - P.33.
16. Collins, P. Nitric oxide accounts for dosedependent oestrogenmediated coronary relaxation after acute oestrogen withdrawal / P. Collins, J. Shay, C. Jiang. - Circulation. - 1994. - Vol. 90. - P. 1964-1968.
17. Cooke, J.P. Flow activates an endothelial potassium channel to release an endogenous nitrovasodilator / J.P. Cooke, E. Jr. Rossitch, N.A. Andon et al. // J. Clin. Investig. - 2001. - Vol.88. - Р.1663-1671.
18. Fahmy, Z. Immunological effect of ozone in rheumatic diseases / Z. Fahmy // Proc. Ozone Application in Medicine. - Zurich, 1994. - P.62.
19. Folstein, M. F., Folstein, S. E., McHugh, P. R. (1975) "Mini-Mental State" : a practical method for grading the cognitive state of patients for the clinician. Journal of Psychiatric Research, N 12. - P. 189-198.
20. Fisch E.A. : L’ ozono in stomatologia. Berichte vom CCI.Kongress d. Bundes italien. Stomatologen. II. Wissenschaftl. Sitzung, 31,7 1934.
21. Leon O.S. Merino N. Menendes S. Et al. Ozone oxidative preconditioning
and its influence on calcium homeostasis // 2nd International Symposium on
22. Ozon Application. Abstracts. - Havana, Cuba. - 1997. - Part 1. - P.42-43.
Menendez, S. Biochemical mechanisms present in medical ozone applica¬tions / S. Menendez // 2nd International Symposium on Ozon Application. Abstracts. - Havana, 1999. - Part 2. - P.42.
23. Payr E.: Uber Ozonbehandlung in der Chirurgie. Munch/ med. Wschr. 82, 1935.
Richelmi P., Frazini M., Valdenassi L. /Ossigeno-ozono terapia. - Pavia-
Bergamo. - 1995. - 80p
24. Rilling S. The basis clinical application of ozone therapy // Ozonachrichten. - 1985. -№ 4.- P.7-17.
25. Wilcox, J.G. Endothelin levels decrease after oral and nonoral estrogen in postmenopausal women with increased cardiovascular risk factors / J.G. Wilcox, I.E. Hatch, E. Gentzschein et al. // Fertil. Steril. - 2000. - Vol. 67. - P. 273-277.
26. Wuttke W. Maturitas / W. Wuttke, D. Seidlova- Wuttke., C. Gorkow // The European Menopausal Jornal. - 2003.-Vol. 44.- P. 67-77.
27. Wuttke W. The European Menopausal Jornal.- 2006.-Vol.13, No.4,-Р. 678-694




Наиболее просматриваемые статьи: