Неонатальные судороги: диагностика и терапия. Лекция

Морозова Т.М., Евтушенко С.К., Омельяненко А.А., Балахонова О.Н., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Резюме

Неонатальные судороги - часто первый признак неврологической дисфункции и важный показатель дальнейших когнитивных нарушений и задержки развития. Эта статья представляет идентификацию, клиническую манифестацию, диагностику, специфическое (стандартное и альтернативное) лечение судорог новорожденного.

Ключевые слова

судороги, новорожденные, лечение.

Неонатальные судороги (НС) - это полиэтиологический клинический синдром периода новорожденности, который указывает в первую очередь на церебральные нарушения.

НС возникают в первые 4 недели жизни доношенного новорожденного (с 1-го по 28-й день). Для преждевременно рожденных младенцев этот срок соответствует постконцепционному возрасту в 44 недели (постконцепционный возраст равен сумме гестационного периода до рождения и длительности постнатального периода).

Частота НС колеблется от 0,7 до 16 (L. Nirupama, 2000; M. Levene, 2002) на 1000 живорожденных детей, что объясняется сложностью идентификации. НС - неоднозначный возрастзависимый феномен, припадки часто неразвернутые, с отсутствием вторичной генерализации, и, как правило, остаются незамеченными, не всегда отличимы от нормальной активности. В процессе миелинизации и синаптогенеза припадки "эволюционируют". Кроме того, нередко регистрируются так называемые "скрытые" судороги, то есть судороги без клинических проявлений, которые диагностируются только электроэнцефалографически (L. Nirupama, 2000; M.S. Scher, 2002; G.B. Boylan, 2002).

В большинстве случаев (свыше 90 %) НС являются симптоматическими, и только примерно 10 % наследственно детерминированы (идиопатические НС). По наблюдениям Mizrahi и Kellaway, наибольший удельный вес имеет гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) (32 %), внутричерепные кровоизлияния (ВЧК) составляют 17 %, внутриутробные инфекции (ВУИ) с поражением центральной нервной системы - 14 %, церебральные мальформации - 7 %, метаболические нарушения - 6 %, врожденные нарушения метаболизма - 3 %, факоматозы - 2 % и неизвестные причины - 10 %.

Так как незрелый мозг обладает высокой эпилептогенностью, наличие НС - часто первый признак неврологической дисфункции. Судороги обычно свидетельствуют о тяжести патологии и являются основным симптомом, предсказывающим когнитивный и двигательный дефицит в дальнейшем развитии ребенка. Прогноз НС неблагоприятен в большинстве случаев, летальность составляет от 15 до 40 %. У 11-90 % выживших детей драматичны и отдаленные последствия, проявляющиеся эпилептической энцефалопатией с нарушением когнитивных функций, трудностями в обучении и коммуникации, девиантным поведением, задержкой моторики.

Доказано, что устойчивость головного мозга к повреждающему действию судорог у новорожденных высока на протяжении первой недели жизни, а затем снижается (O. Cataltepe, 1995). Установлена обратно пропорциональная зависимость между степенью зрелости новорожденных и частотой возникновения судорог. Почему судороги опасны для развивающегося мозга?

  • Приступ снижает уровни АТФ, фосфокреатина, глюкозы и увеличивает уровень АДФ, пирувата, лактата => переход к гликолизу и анаэробному метаболизму =>дефицит глюкозы, гипоксия.
  • Увеличение лактата => локальное расширение сосудов и нарушение ауторегуляции мозгового кровотока => повышается риск кровотечения (из зародышевого матрикса и в полутень (penumbra) ишемических инфарктов).
  • Несмотря на увеличенный кровоток, высокий метаболический спрос вследствие припадка не компенсируется, происходит уменьшение белкового метаболизма/синтеза ДНК, РКН и непоправимое повреждение при делении клетки => замедление нейронального дифференцирования и миелинизации, нарушение синаптических связей и апоптоз.

Таким образом, припадок возникает, когда большая группа нейронов подвергается чрезмерной синхронизированной деполяризации. Нарушение уровня глутамата, аспартата, приток кальция, дефицит энергии, развитие гипоксии и утрата церебральной ауторегуляции кровотока с его увеличением обусловливают вторичный повреждающий эффект. В связи с этим возникает необходимость адекватной диагностики и терапии НС с первых дней жизни младенца.

В Международной классификации эпилепсии (1989 г.) НС отнесены к категории возрастзависимых судорожных синдромов, однако идиопатические НС верифицируются как формы наследственно обусловленных (семейных) эпилепсий, дебютирующих в неонатальном периоде.

Как полиэтиологический синдром НС имеют достаточно широкий спектр клинических проявлений и времени манифестации, что следует учитывать при установлении диагноза. Постановка нозологического диагноза, специфическим проявлением которого являются НС, определяется целым комплексом критериев: гестационный возраст, анамнестические семейные данные, в первую очередь пренатальная история развития, интранатальная ситуация и характер течения ранней неонатальной адаптации. Анамнез и сопутствующий неонатальным конвульсиям клинический синдромокомплекс являются важными ключами к раскрытию этиологии НС:

  • Семейная история конвульсий, относящихся к периоду новорожденности, свидетельствует о том, что младенец имеет генетический синдром. Некоторые из этих синдромов рассматриваются как доброкачественные и часто исчезают в пределах неонатального периода.
  • Детальная история беременности, поиск признаков, которые свидетельствуют о возможности TORCH-инфекции, эмбриональный дистресс, преэклампсия или материнская инфекция также могут облегчить этиологический поиск.
  • История родов не менее важна: тип родоразрешения и документированный травматический фактор. Оценка по шкале Апгар также предлагает этиологический фактор. Однако низкая оценка без потребности в реанимации и последующей интенсивной терапии вряд ли может быть связанной с НС.
  • Послеродовая история не менее существенна: НС у младенцев с беспрецедентной до рождения историей и родами, возможно, являются результатом постнатальных причин. Наличие тремора, возможно, предполагает родоразрешение с использованием анальгезии или неонатальную гипокальциемию. Нестабильность кровяного давления, лихорадка свидетельствуют в пользу инфекции или сепсиса.

Учитывая особенности морфофункциональной зрелости ЦНС новорожденного, выделяются следующие типы НС:

  • Фрагментарные НС:
    • офтальмические (окулярные);
    • ороалиментарные;
    • моторные;
    • вегетативные.
  • Клонические НС:
    • фокальные;
    • мультифокальные;
    • генерализованные (билатеральные).
  • Миоклонические НС:
    • фокальные;
    • мультифокальные;
    • генерализованные.
  • Тонические НС:
    • фокальные;
    • генерализованные.

Феноменологическая классификация НС (J. Volpe, 2001) и их семиотика:

1. Фрагментарные НС (мягкие, атипичные, стертые, абортивные - subtle).

1.1. Окулярные феномены: а) тоническая девиация; б) ритмичные нистагмоидные подергивания глазных яблок);

в) мигание, открывание глаз, замирание взора. Эти приступы необходимо дифференцировать с проявлениями ликворной дистензии, парезами глазодвигательных нервов, метаболической энцефалопатией (синдром Leigch), синдромом "танцующих глаз" при латентной нейробластоме.

1.2. Ороалиментарные (орально-буккально-лингвально-фациальные) автоматизмы: а) жевание; б) глотательные движения; в) сосательные движения; г) чмоканье; д) пароксизмальные движения языка; е) необычные гримасы, пароксизмальная улыбка.

1.3. Моторные феномены: а) "педалирующие", "боксирующие" или загребающие движения в конечностях с кратковременным изменением мышечного тонуса; б) адверсивные шейные атаки; в) хаотичные движения верхних и нижних конечностей.

1.4. Приступы: а) обмякания; б) замирания; в) утраты сознания; г) диффузного снижения мышечного тонуса; д) прекращения двигательной активности.

1.5. Вегетативные реакции: кратковременные изменения: а) частоты сердечных сокращений и артериального давления; б) цвета кожи (цианоз); в) слюнотечение; г) икота.

1.6. "Судорожные" апноэ.

Генез: ГИЭ, аномалии головного мозга, гередитарные метаболические нарушения, токсико-метаболические нарушения, церебральные кровоизлияния (инфратенториальные, паренхиматозные), ВУИ. Иктальная ЭЭГ - медленные волны и изменения по типу комплексов "пик - волна".

2. Клонические НС (КНС): ритмическое мышечное подергивание отдельных частей туловища, лица и конечностей обычно с частотой 1-3 в секунду. Встречаются у детей более 36 недель гестации.

2.1. Фокальные КНС: ритмичные клонические подергивания лица и конечностей с четкой латеризацией, сочетаются с адверсией головы и глаз. В ряде случаев формируют фокальный эпилептический статус. После приступа могут развиваться преходящие моно- или гемипарезы конечностей.

Генез: инфаркт мозга, гематома, бактериальный менингит, артериовенозная мальформация, опухоль и т.д. На ЭЭГ - фокальные очаги эпилептической активности по типу комплексов "пик - волна".

2.2. Мультифокальные КНС: судорожные приступы, затрагивающие отдельные группы мышц, неустойчивые, фрагментарные, мигрирующие с одной конечности на другую и с одной стороны тела на противоположную. Нередки сочетания с апноэ.

Генез: электролитные нарушения (гипомагнезиемия, гипокальциемия), низкий уровень пиридоксина, нарушения корковой дифференцировки и миграции. Редко возникают в восстановительную фазу после острой асфиксии.

2.3. Генерализованные КНС. Генерализованные клонические приступы в 95 % случаев у новорожденных имеют фокальную природу с вторичной генерализацией. При сформировавшемся генерализованном клоническом приступе отмечается потеря сознания, могут возникать нарушения ритма дыхания с цианозом, гиперсаливация. Подобные приступы свидетельствуют о зрелости мозга новорожденного и встречаются преимущественно у доношенных детей.

Генез: ГИЭ, родовая травма, метаболические расстройства.

3. Миоклонические НС (МНС).

3.1/3.2. Фокальные/мультифокальные МНС: а) аксиальные МНС - молниеносное сгибание головы, шеи типа "клевков", "кивков" с частотой 1-8 в секунду и реже, могут сочетаться с вегетативно-висцеральными нарушениями, расширением зрачков; б) МНС конечностей - ритмичные симметричные сгибания конечностей, чаще рук, с частотой один раз в секунду или 1-2 в 10 секунд. Часто имитируют спонтанный рефлекс Моро.

3.3. Генерализованные МНС - сочетание "клевков" с флексорным сгибанием или разгибанием конечностей, киванием головой. Относительно симметричные, синхронные миоклонические вздрагивания.

Генез: тяжелое диффузное поражение мозга, терминальная фаза асфиксии, наследственные болезни обмена (НБО), наследственные дегенеративные заболевания, церебральные мальформации. В дальнейшем миоклонические приступы могут стать составной частью синдромов West, Otahara, Аjkardi, Lennox - Gastaut.

4. Тонические НС (ТНС): свидетельствуют о повреждении структур переднего мозга.

4.1. Фокальные ТНС: а) стереотипные, часто кратковременные тонические изменения положения и мышечного тонуса в одной конечности, тоническое напряжение мышц шеи, флексия или экстензия одной конечности (имитация асимметричного шейно-тонического рефлекса); б) адверсия головы. Сопровождаются апноэ, тонической девиацией глазных яблок или фиксацией взора.

4.2. Генерализованные ТНС: а) приступы по типу децеребрационной ригидности длительностью менее одной минуты, заключающиеся в ретракции шейных мышц и экстензии рук и ног; б) флексия рук и экстензия ног по типу декортикационной позы. Сочетаются с девиацией глазных яблок кверху и приступообразным нарушением дыхания, которое напоминает затянувшийся вдох.

Генез: чаще встречаются в первые сутки жизни у маловесных детей с неонатальными ГИЭ, внутрижелудочковыми кровоизлияниями. Иктальная ЭЭГ: специфическая медленноволновая активность, исходящая из стволовых структур и базальных ганглиев.

Идиопатические НС, или нозологически самостоятельные эпилептические синдромы, подразделяются на доброкачественные идиопатические (среди которых выделяют две формы - доброкачественные семейные НС и доброкачественные идиопатические НС) и злокачественные идиопатические НС (ранняя миоклоническая энцефалопатия, ранняя инфантильная эпилептическая энцефалопатия, мигрирующая парциальная эпилепсия детей раннего возраста).

Доброкачественные семейные неонатальные судороги (P. Plouin, 1985) наследуются аутосомно-доминантно, генетический маркер локализован на 8-й или длинном плече 20-й хромосомы. Дебют - 2-3-й день жизни на фоне относительного благополучия. Возникают судороги преимущественно во сне с частотой 35 раз в сутки. Длительность приступа - 1-3 мин. Короткие мультифокальные клонические приступы сочетаются с апноэ, глазными и вегетативными феноменами, оральными автоматизмами. Продолжительность конвульсий - от 5-7 дней до 6 недель независимо от назначения антиконвульсантов. Иктальная ЭЭГ: супрессия амплитуды, генерализованные спайк-волны. Межприступная ЭЭГ соответствует возрастной норме.

Доброкачественные идиопатические неонатальные судороги ("припадки пятого дня"). Основная причина - острый дефицит цинка. Возникают у доношенных детей на фоне полного благополучия. Шкала Апгар на 5-й мин - не менее 9 баллов. Манифестация на 5-7-й день жизни. Частота приступов - до 15-20 в сутки или в виде неонатального эпилептического статуса генерализованных мультифокальных, реже очаговых клонических конвульсий длительностью до 20 часов. Судороги резистентны к терапии, сопровождаются апноэ до 1 минуты, цианозом. Иктальная ЭЭГ: θ - острые волны или альтернирующие вспышки θ-волн. Проспективно - нормальное развитие.

Ранняя миоклоническая энцефалопатия. Дебют - первые 28 дней. Отмечается серийность приступов до беспрерывного эпилептического статуса. Судороги в виде фрагментарных хаотичных миоклонических подергиваний в мышцах лица и конечностей. Характерно присоединение фокальных феноменов (отведение глаз, апноэ, покраснение лица) и тонического экстензионного разгибания конечностей. ЭЭГ-паттерн: "вспышка - угнетение" с модификацией в гипсаритмию и фокальные спайки через 3-5 месяцев.

Ранняя инфантильная эпилептическая энцефалопатия (синдром Отахара). Дебют в первые 20 суток жизни. Припадки тонические генерализованные или фокальные моторные, серийные (10-20 серий), частота 100-300 раз в сутки. Возникают как во время сна, так и в состоянии бодрствования. Наблюдаются также клонические судороги и миоклонии. ЭЭГ-паттерн: "вспышка - угнетение". Грубый неврологический дефицит.

Мигрирующая парциальная эпилепсия детей раннего возраста. Дебют - от 13 суток до 7 мес. Моторные приступы с вегетативным компонентом (апноэ, цианоз, гиперемия лица), вторичный полиморфизм с генерализацией, глазными симптомами. Частота - от 5 до 30 атак несколько раз в сутки или периодами по 2-5 суток. ЭЭГ-паттерн: мультифокальная активность преимущественно височной локализации, замедление фоновой активности. Прогрессирующий неврологический дефицит.

Рассмотрим основные этиологические факторы симптоматических НС.

Гипоксически-ишемическая энцефалопатия (35-56 %). Патологическое состояние, обусловленное тяжелой гипоксемией и ишемией: оценка по шкале Апгар ниже 4 баллов, проведение реанимационных мероприятий с первых минут жизни. Регистрируется снижение уровня РО2 ниже 40 мм вод.ст., избыток СО2, метаболический ацидоз - рН крови ниже 7,2. Клинические проявления: церебральное угнетение до комы, симптомы повышения ВЧД, отек мозга. Судороги в 1-е-3-и сутки жизни, часто повторяющиеся, генерализованные клонические, тонические, мультифокальные, атипичные со статусным течением. Недостаточная восприимчивость к антиконвульсантам.

ВЧК травматическое (10 %). Документирован прецедент в родах. Катастрофическое ухудшение состояния наблюдается в 1-е сутки, чаще на 3-8-й час жизни. Обращают на себя внимание изменение характера крика и потеря коммуникабельности, снижение мышечного тонуса и двигательной активности, признаки прогрессирующей внутричерепной гипертензии или острой гидроцефалии. Важны глазные симптомы (птоз, анизокория, страбизм, неподвижность взора, постоянный вертикальный и горизонтальный нистагм, нарушение окулоцефалического рефлекса и снижение реакции зрачков на свет, симптом сомкнутых век). Натальной травме сопутствуют: метаболический ацидоз, гипоксемия, прогрессирующая постгеморрагическая анемия, снижение гематокрита или отсутствие его прироста на фоне инфузионной терапии. Судороги: фокальные, клонические, генерализованные, тонические, апноэ, тонические позы, дыхательные расстройства.

Внутриутробные инфекции (5-10 %). Симптомы дебютируют в раннем неонатальном периоде: задержка внутриутробного развития, гепатоспленомегалия, желтуха, экзантемы, лихорадка, дыхательные расстройства, сердечно-сосудистая недостаточность, очаговые неврологические нарушения, судороги. Тромбоцитопения. Микроцефалия, кальцификаты в мозге. Стандарт диагностики ВУИ:

  • Непосредственное выявление возбудителя заболевания, его генома или антигенов, прямые методы - вирусологический, бактериологический, ПЦР, ДНК-гибридизация. Для диагностики поражений нервной системы используют цереброспинальную жидкость.
  • Обнаружение маркеров специфического иммунного ответа (непрямые методы диагностики). Выявление в сыворотке крови ребенка специфических антител к антигенам возбудителя. Требования: а) серологическое обследование должно проводиться до введения препаратов крови (плазмы, иммуноглобулинов и др.); б) серологическое обследование новорожденных и детей должно проводиться с одновременным серологическим обследованием матерей; в) серологическое обследование должно проводиться методом "парных сывороток" с интервалом в 2-3 нед. При этом исследование необходимо выполнять с использованием одной и той же методики в одной и той же лаборатории. Серологическими маркерами острой фазы инфекционного процесса являются IgM и низкоавидные IgG. По мере стихания остроты процесса авидность IgG-антител нарастает, образуются высокоавидные иммуноглобулины, которые практически полностью заменяют синтез IgM.

Церебральные мальформации (9-16 %). НС возникают при структурных нарушениях нейроонтогенеза в первые 20 недель беременности. Характер приступов: кратковременность (не более 1 мин), высокая частота автоматизмов в начальной фазе, вторичная генерализация приступов. Часто демонстративные и необычные двигательные феномены (педалирование, жестовые автоматизмы), выраженная моторная манифестация, включающая атипичные позы по типу билатеральных либо унилатеральных тонических поз и/или атонические эпизоды. Сложные парциальные приступы с минимальными нарушением сознания. Между приступами на ЭЭГ иногда отмечаются необычные и чрезвычайно активные фокальные эпилептические разряды в виде повторяющихся спайк-волн.

Стандарт диагностики церебральных мальформаций: 1) отсутствие явного прецедента, в том числе тяжелой гипоксии в родах; 2) судорожный синдром, резистентный к терапии; 3) мышечная гипотония в период новорожденности; 4) очаговый неврологический дефицит; 5) задержка темпов психомоторного развития и нарушение становления постуральных рефлексов; 6) радиологические методы исследования головного мозга, подтверждающие мальформацию (МРТ, ПЭТ); 7) специфические иммунологические исследования ликвора для верификации внутриутробного энцефалита.

Наследственные болезни обмена веществ составляют 3 %. Клиника НБО отличается полиморфизмом, диагностика трудна, лечение часто неэффективно. Однако приведенная цифра может быть и выше, учитывая 3 % новорожденных, у которых конвульсии сочетаются с гипогликемией, метаболическим ацидозом, желтухой, гипотрофией, диареей, рвотой, гепато- и спленомегалией, нистагмом, катарактой, одышкой. Задержка в диагностике НБО опасна развитием ВЧК, септического процесса. Среди НБО, дебютирующих НС, можно выделить:

  • дефицит аргининсукцинатлиазы;
  • дефицит карбамоилфосфатсинтетазы;
  • некетотическую гиперглицинемию;
  • болезнь с запахом мочи кленового сиропа;
  • изовалериановую ацидемию;
  • пропионовую ацидемию;
  • метилмалоновую ацидемию;
  • дефицит ацил-СоА-дегидрогеназы жирных кислот;
  • синдром Цельвегера;
  • дефицит биотинидазы;
  • дефицит орнитинкарбамоилтрансферазы;
  • тирозинемию I типа;
  • триптофанурию;
  • Hyperornithemia - Hyperammonemia - Homocitrullinuria (HHH) синдром.

Стандарт диагностики включает особенности анамнеза и клинические проявления, характерные для группы врожденных дефектов метаболизма:

  • Ведущие признаки НБО: аутосомно-рецессивный тип передачи генетического дефекта, системный характер поражения, неуклонная прогредиенция.
  • Анамнестические данные: генеалогический анамнез с изучением родословной - кровнородственный брак, неврологические признаки у одного из родителей, отсутствие указаний на патологию в период беременности и родов, наличие интервала благополучия между днем рождения и первыми признаками болезни. Особого внимания заслуживают: гибель плода, спонтанный аборт, гиперактивность плода внутриутробно, смерть детей в раннем детском возрасте, синдром внезапной детской смерти, синдром Рейе.
  • Нейродистресс-синдром (синдром острых неврологических нарушений): повышенная возбудимость или угнетение функций нервной системы, анорексия, рвота, потеря массы тела, глазодвигательные расстройства, необычные движения, мышечная гипотония, нарушение сознания (летаргия, кома), гипотермия, пирамидный синдром, полиорганные изменения, психомоторная ретардация.

Судороги полиморфные, мультифокальные, миоклонические, резистентные к терапии, склонны к статусному течению.

  • Респираторный дистресс: нарушение ритма дыхания (гиперпноэ, апноэ, одышка или ацидотическое дыхание), которые вызваны токсическим влиянием на дыхательный центр, при отсутствии патологии сердца и легких.
  • Экстраневральные аномалии сочетаются с неврологической симптоматикой. Полисистемность поражения проявляется фациальными дисморфиями, аномалиями кожи и волос, скелетными нарушениями, кардиомиопатиями, нарушением проводимости, аритмиями, фиброэластозом, легочными аномалиями, гепато- и спленомегалией, поражением поджелудочной железы, почек, поликистозом, нарушением слуха. Характерны также патология зрительного анализатора (катаракта, глаукома, гипоплазия зрительного нерва, дегенерация сетчатки) и специфические изменения запаха и цвета мочи.

Сочетание двух из вышеописанных симптомов должно направить клиническое мышление в сторону врожденных ошибок обмена.

Факоматозы (1,5-2 %). Манифестация НС в данном случае вариабельна, клиника полиморфна. Прогноз зависит от характера патологии. Среди факоматозов, проявляющихся НС, основное место занимают туберозный склероз (ТС) и энцефалотригеминальный ангиоматоз. Терапия малоэффективна.

Приступы при ТС чаще в виде генерализованных или фокальных клонических, реже - миоклонических атипичных судорог. Кожные проявления представлены депигментированными овальными пятнами типа "листьев ясеня". Нейрорадиологические признаки характеризуются кальцифицированными субэпендимальными и внутримозговыми туберсами, которые определяются обычно на втором году жизни.

НС в виде фокальных клонических, реже тонических или атипичных судорог, которые сочетаются с характерной кавернозной ангиомой на голове соответственно ветвям тройничного нерва, глаукомой и иногда контралатеральным гемипарезом, являются характерными признаками синдрома Штурге - Вебера. Лечение и прогноз зависят от характера морфологических изменений в мозге.

Метаболические и токсико-метаболические нарушения являются причиной НС в 5-10 % случаев. Ведущая роль среди них принадлежит гипокальциемии, гипомагнезиемии, гипогликемии.

Гипокальциемия - состояние, при котором уровень кальция в сыворотке падает ниже нормальных пределов: общий кальций снижается < 2,2 ммоль/л, ионизированный < 1,18 ммоль/л. Гипокальциемия встречается с момента рождения ребенка, но поскольку расходование кальция в организме новорожденного очень экономное, клинические симптомы гипокальциемии в виде судорог, тетании появляются при снижении уровня общего кальция у недоношенных ≤ 1,5 ммоль/л, у доношенных - ≤ 1,75-1,5 ммоль/л. По времени возникновения гипокальциемии подразделяют на ранние - в первые 24-48-72 часа жизни и поздние, как правило, они возникают на 6-7-й день после рождения.

Ятрогенные причины гипокальциемии: назначение барбитуратов, стероидных гормонов, аминогликозидов, винкристина, амфотерицина В, длительный прием фуросемида, введение соды, цитрата, гепарина. Необходимо подчеркнуть, что один из главных механизмов ятрогенной гипокальциемии - снижение уровня магния, что приводит к снижению содержания ПТГ.

Причины снижения ионизированного кальция при нормальных показателях общего кальция: введение цитрата при заменных гемотрансфузиях, гепарина, жировых эмульсий внутривенно, алкалоз на фоне гипервентиляции или при введении щелочных растворов. По длительности гипокальциемии подразделяются на транзиторные и персистирующие.

Лечение гипокальциемий у новорожденных

  • внутривенно глюконата кальция 10% раствор 1 мл/кг очень медленно. В случае гипокальциемии у маловесных детей ее коррекция проводится со скоростью 1-1,5 мг/кг элементарного кальция в час (только через линеомат);
  • внутримышечно сернокислая магнезия 25% раствор 0,2 мл/кг 2 р/сут.

Если эффекта нет, хотя, как правило, он развивается уже "на игле", то через 15-60 минут можно повторить введение глюконата кальция в прежней дозе. Необходимо отметить, что чаще всего безуспешность введения кальция вызвана тем, что забывают ввести сернокислую магнезию, но, к сожалению, вводят реланиум или седуксен, которые не оказывают эффекта. Их введение нецелесообразно! Для дальнейшего поддержания нормального уровня кальция препараты кальция назначают внутрь при каждом кормлении.

Необходимо помнить, что 1 мл 10% раствора глюконата кальция равен 9 мг элементарного кальция. Наличие персистирующей гипокальциемии у новорожденного - абсолютное показание для консультации эндокринолога и назначения соответствующей терапии.

Гипомагнезиемия: снижение уровня магния ниже 0,62 ммоль/л (норма 0,62-0,91 ммоль/л). Причины: стойкая диарея, прием диуретических препаратов, введение гиперосмолярных растворов глюкозы, избыточное количество хлорида и глюконата кальция, нарушение поступления магния с пищей, дефект всасывания в кишечнике. Клинические симптомы: генерализованные и фокальные судороги, гипервозбудимость, тремор, мышечное дрожание, необычный крик, мышечная гипотония, отеки, брадикардия, нарушение ритма дыхания.

Гипогликемия: снижение уровня глюкозы ниже 2,8 ммоль/л у доношенного и 1,1 ммоль/л у недоношенного младенца.

Причины гипогликемии: патология беременности (аномалия плаценты, многоплодная беременность), недоношенность и гипотрофия, асфиксия, родовая травма, сепсис, менингит, болезнь гиалиновых мембран, лечение матери сульфонамидами, введение матери во время родов более 6 г глюкозы в час, внезапное прекращение введения глюкозы новорожденному, позднее прикладывание к груди, адреногенитальный синдром, кровоизлияние в надпочечники. Гиперинсулинизм (аденома и гиперплазия поджелудочной железы, сахарный диабет у матери). НБО - органические ацидурии (пропионовая, метилмалоновая, изовалериановая, лейциноз, тирозинемия), митохондриальные энцефаломиопатии, гликогенозы. Синдром Беквита - Видемана (экзофтальм, макроглоссия, гигантизм и гиперплазия поджелудочной железы).

Клиника: судороги, отказ от груди, визгливый плач, цианоз, тахипноэ и апноэ, тахикардия, тремор, мышечная гипотония.

Лечение гипогликемии: внутривенно струйно 10% р-р глюкозы 2 мл/кг в течение 5-10 минут с последующим капельным введением 6-8 мг/кг/мин. Мониторинг уровня глюкозы крови через 30 минут. При достижении субнормальных уровней переход на 5% раствор глюкозы.

Пиридоксинзависимые НС встречаются при низком уровне пиридоксина и его кофермента - пиридоксаль-5-фосфата в крови. Пиридоксин и его коферменты принимают участие в синтезе антиэпилептических субстратов и тормозных медиаторов в ЦНС. Дефицит пиридоксина наблюдается при алиментарной недостаточности, аминоацидопатиях. Пиридоксинзависимые конвульсии могут возникать внутриутробно (в этом случае мать отмечает ритмичные клонические подергивания) и в первые 72 часа жизни. Клинически пиридоксинзависимые НС проявляются генерализованными клоническими, миоклоническими сокращениями по типу "клевков" и генерализованных вздрагиваний. Данный тип НС часто сочетается с задержкой развития. На ЭЭГ выявляется специфическая медленноволновая активность. Для купирования приступов назначается пиридоксин - не менее 100 мг в сутки.

Среди токсико-метаболических нарушений, приводящих к НС, выделяют гипербилирубинемию. Клиника билирубиновой энцефалопатии складывается из классического симптомокомплекса: летаргия, ригидность, опистотонус, высокий тон крика, температура и судороги. НС, вызванные билирубиновым поражением мозга (ядерная желтуха), возникают на 5-7-е сутки жизни и проявляются, как правило, генерализованными тоническими или фрагментарными судорогами с развитием апноэ и цианоза.

НС, обусловленные токсическим действием анестетиков и медикаментозных средств. Местные анестетики, используемые у рожениц при проведении перидуральной анестезии, парацервикальной блокады (лидокаином) или местно при эпизиотомии, могут проникать через плацентарный барьер. При этом клинические проявления напоминают состояния, обусловленные перенесенной асфиксией: брадикардия, гипотония, апноэ, нарушение рефлекторной деятельности, окулоцефалического рефлекса и зрачковых реакций, расширение зрачков. Судороги развиваются в первые 6 часов жизни и протекают в форме тонического генерализованного приступа. Нередко сочетаются с апноэ и легочной гиповентиляцией. В отличие от младенцев с ГИЭ у этих новорожденных состояние спонтанно улучшается спустя 24-48 ч. Терапия направлена на элиминацию препарата методом форсированного диуреза. Применение антиконвульсантов нецелесообразно.

Состояние церебральной возбудимости (тремор, гиперчувствительность к сенсорным раздражителям, возбудимость ребенка и двигательное беспокойство, уменьшение продолжительности сна, повышение мышечного тонуса, вегетативные расстройства), переходящее в судорожный припадок, может наблюдаться при так называемом синдроме отмены. Чаще всего эти нарушения фиксируются у детей матерей, принимавших наркотические и лекарственные препараты в период беременности. К веществам, наиболее часто вызывающим пассивную зависимость у плода, относятся: наркотические анальгетики, алкоголь, барбитураты, трициклические антидепрессанты. Судороги сопровождаются приступами цианоза, арефлексией и могут продолжаться до 3-7 дней. На 4-6-е сутки присоединяются гастроинтестинальные расстройства (вялое сосание, срыгивание, рвота и диарея). Лечебный эффект достигается при назначении фенобарбитала или диазепама (при гастроинтестинальных расстройствах).

Выявить основной этиологический фактор и должным образом диференцировать судороги, относящиеся к периоду новорожденности, от неэпилептических событий в этом периоде - еще одна задача дифференциальной диагностики. К пароксизмальным состояниям неэпилептического генеза относятся: jitteriness, апноэ дыхательного и кардиального генезов, офтальмические бессудорожные феномены, гиперэксплексия, доброкачественный ночной неонатальный миоклонус, тонические позы, синдром Сандифера.

Jitteriness (гипервозбудимость) - быстрое генерализованное дрожание всего тела. Тремор может возникать спонтанно либо провоцируется тактильной или звуковой стимуляцией и не сочетается с офтальмическими и вегетативными феноменами. Сознание сохранено. Дрожание уменьшается при пассивном сгибании или изменении положения конечностей. Судороги в отличие от дрожательного тремора - клонические, часто связаны с офтальмическими и вегетативными феноменами, не реагируют на пассивные двигательные и сенситивные стимулы.

Другими двигательными неэпилептическими феноменами являются: крупноразмашистый тремор, который появляется при вызывании асимметричного шейного тонического рефлекса и обусловлен реакцией красного ядра, пароксизмы экстензии с дорсифлексией больших пальцев рук, экстензия с тремором ног, спонтанный рефлекс Бабинского (stretches), циклические движения, гримасы. Все эти феномены причинно обусловлены, индуцируются внешними раздражителями и в отличие от миоклонических, тонических и клонических судорог купируются изменением положения ребенка или пассивным сгибанием конечностей.

Апноэ дыхательного и кардиального генезов следует отличать от эпилептических апноэ, при которых частота сердечных сокращений стабильна, а апноэ сочетаются с вегетативными феноменами, пароксизмами транзиторной мышечной гипотонии и изменениями на ЭЭГ.

Офтальмические бессудорожные феномены: нистагм, фиксированный взор, девиация глазных яблок, симптомы Грефе и Вилли, опсоклонус. Все эти феномены обычно причинно обусловлены и возникают при вестибулярных нагрузках. Им не сопутствуют нарушение ритма дыхания и двигательные стереотипные реакции. Офтальмические судороги спонтанны, непроизвольны, возникают в покое, сопровождаются приступами апноэ, вегетативной реакцией, двигательными стереотипиями.

Опсоклонус. Быстрые, конъюгирующие, разнонаправленные движения глазных яблок, усиливающиеся при звуковом раздражении. В ряде случаев он сопровождается миоклоническими подергиваниями различных мышечных групп. Сознание не нарушено. Опсоклонус обычно наблюдается при неонатальных формах дегенеративных заболеваний. В дальнейшем при его сочетании с миоклонусом и атаксией необходимо проводить дифференциальную диагностику с внутричерепным объемным процессом.

Гиперэксплексия. Наследственное заболевание, возникает только в ответ на провокацию, даже незначительными раздражителями. В основе лежит патологическое усиление четверохолмного "старт-рефлекса" среднего мозга. В тяжелых случаях ребенок, взятый на руки, вытягивается, отмечается диффузное повышение мышечного тонуса, иногда апноэ и брадикардия. Тонический эпизод купируется при насильственном сгибании шеи или бедер. ЭЭГ характеризуется нормальными основными ритмами.

Доброкачественный ночной неонатальный миоклонус. Быстрые миоклонические подергивания различных мышечных групп. Миоклонии билатеральные, асинхронные, асимметричные, нередко мигрируют с одной части тела на другую и наблюдаются во время сна. Дебютируют на первой неделе жизни. В отличие от миоклоний эпилептического генеза продолжительность пароксизмов доброкачественного миоклонуса короче (несколько минут). Видеоконтроль и ЭЭГ не показывают патологических эпилептических паттернов.

Тонические позы сопутствуют повышению внутричерепного давления, ядерной желтухе, ВЧК, раздражению мозговых оболочек, децеребрационной ригидности вследствие компрессии структур среднего мозга. Такого рода мышечное напряжение также причинно обусловлено. Косвенным отличительным признаком служит сила мышечного напряжения - ригидность при тонических судорогах выражена, не уменьшается в ответ на внешние воздействия, в то время как тоническое напряжение неэпилептического генеза уменьшается или усиливается при изменении положения тела ребенка.

Синдром Сандифера. При грыже пищеводного отверстия диафрагмы и гастроэзофагеальном рефлюксе у младенцев развиваются "дистонические" позы (перекручивание туловища, запрокидывание головы, развитие тортиколлиса), которые связаны с приемом пищи и облегчают ее прохождение из пищевода в желудок.

Таким образом, при диагностике НС необходимо учитывать наличие у младенцев определенных состояний, не относящихся к судорожным феноменам и не требующих специфического лечения.

НС требуют пристального внимания и жесткого мониторинга для того, чтобы максимально быстро установить истинный генез судорожного состояния у новорожденного. Не терпит отлагательств выявление обменных нарушений и инфекций ЦНС. Следует, однако, отметить, что даже при полном использовании всего современного арсенала диагностических средств причины 10 % судорог остаются неизвестными.

ЭЭГ играет важную роль в идентификации НС должным образом и дифференциации их от неэпилептических событий. Видеоконтроль и ЭЭГ-мониторинг также полезны в случае персистирующих, нечастых и атипичных НС, для оценки эффективности терапии.

Патологическими паттернами межприступной ЭЭГ являются:

  • отсутствие биоэлектрической активности (БЭА);
  • "угнетение - вспышка";
  • замедление основных ритмов;
  • низкий вольтаж;
  • отсутствие пространственной организации;
  • асимметрия БЭА;
  • межполушарная асинхрония;
  • фокальные спайки.

Тактика обследования ребенка с НС:

Исследование крови:

  • общий анализ крови;
  • газы крови;
  • КОС;
  • электролиты (K, Na, Cl, Mg);
  • глюкоза;
  • кальций;
  • фосфор;
  • мочевина;
  • креатинин;
  • билирубин;
  • АСТ, АЛТ;
  • лактат/пируват;
  • аминокислоты;
  • органические кислоты.

Общий анализ мочи:

  • кетоновые тела;
  • аминокислоты;
  • органические кислоты.

Исследование ЦСЖ:

  • клеточный состав;
  • уровень белка;
  • уровень глюкозы;
  • лактат/пируват;
  • ПЦР.

Инструментальные исследования:

  • НСГ;
  • КТ;
  • МРТ;
  • ЭЭГ;
  • ЭЭГ-мониторирование;
  • ЭКГ;
  • ЭхоКГ.

Непосредственные направления в лечении НС включают стабилизацию состояния новорожденного, купирование пароксизмов, предупреждение повторных конвульсий, снижение риска инвалидизации ребенка. Конечно, симптоматические НС, вызванные специфическими нарушениями, как, например, менингит или сепсис, диктуют необходимость введения определенной этиологической и патогенетической терапии. Судороги, вызванные метаболическими нарушениями (гипогликемия, гипонатриемия, гипокальциемия, гипомагнезиемия или гипофосфатемия), требуют коррекции и мониторинга этих нарушений. Как известно, НС при метаболических нарушениях не отвечают на антиэпилептические препараты (AЭП), и купировать конвульсии этими средствами нецелесообразно. Более того, при назначении АЭП следует иметь в виду, что как и судороги, так и антиконвульсанты могут оказывать неблагоприятное влияние на развивающийся мозг (церебральная атрофия), поэтому недостаточно обоснованное назначение АЭП небезопасно для новорожденного.

При определении тактики терапии возникает ряд принципиальных вопросов: каков генез НС, когда следует назначать антиконвульсанты, выбор первого препарата и его доза, необходимость смены антиэпилептического препарата, использование политерапии, определение времени отмены лечения.

Терапию судорожных состояний неонатального периода подразделяют на стандартную (стартовую, традиционную) и альтернативную. Альтернативная терапия назначается при резистентных НС, когда существуют факторы риска грубого неврологического дефицита. Кроме комбинирования различных антиконвульсантов, альтернативный подход в лечении НС также включает определенную диету, энпиты, витамины или кофакторы, специфичные для врожденных ошибок метаболизма.

При статусе необходимо иметь возможность проведения ИВЛ, осуществлять введение препаратов в/в:

  • Phenobarbital: 10 мг/кг, затем от 1 мг/кг/ч до 40 мг/кг/сут;
  • Thiopental: 10 мг/кг, затем 2-4 мг/кг/ч;
  • Midazolam: 0,2 мг/кг, затем 0,1-0,4 мг/кг/ч;
  • Lidocaine: 2 мг/кг, затем 6 мг/кг/ч;
  • Параацетальдегид: 200 мг/кг, затем 16 мг/кг/ч;
  • Chlormethiazole: начальная доза вливания 0,08 мг/кг/мин;
  • Dexamethason: 0,6-2,8 мг/кг;
  • Pyridoxine (B6): 50-100 мг, затем 100 мг каждые 10 минут (вплоть до 500 мг).

После купирования судорожного статуса препараты назначаются в поддерживающей дозе. Лечение продолжают в течение 7 дней после последнего эпизода конвульсий. Отменив препарат, наблюдают за новорожденным 3 дня, и если судороги появляются через 2 дня после их отсутствия и имеются факторы риска, приведенные ниже, переходят к альтернативному лечению.

Факторы риска развития резистентной эпилепсии и грубого неврологического дефицита, требующие альтернативного лечения:

  • тонический и миоклонический характер НС;
  • высокая частота, полиморфизм припадков, статусное и серийное течение;
  • оценка по шкале Апгар ниже 4 баллов, реанимация новорожденного;
  • ИВЛ более 7 суток;
  • структурные изменения в мозге при нейровизуализации;
  • резистентность к проводимой стартовой противосудорожной терапии;
  • церебральные мальформации, НБО, факоматозы.

Необходимо помнить, что вальпроевая кислота противопоказана при гипераммониемии и некетотической гиперглицинемии.

Ответ на вопрос о сроках терапии (несколько дней до нормализации ЭЭГ или в течение 4-6 мес.) требует учета всего спектра причин НС и вероятности рецидивирования, составляющей 4-20 %. Когда судороги купированы, J.J. Volpe рекомендует пошагово приблизиться к отмене антиконвульсантов. И полностью отменить их, если результаты неврологических исследований нормальны (межприступная ЭЭГ соответствует возрасту, отсутствуют неврологические симптомы, грубые структурные аномалии). Если результаты анормальны, необходимо рассмотреть причины и провести замену противосудорожного препарата с учетом семиотики и феноменологии судорог. Если неврологический статус при повторных осмотрах остается нормальным в течение 1 месяца, антиконвульсант можно отменить за 2 недели. Если сохраняется неврологическая симптоматика, а на ЭЭГ отсутствуют эпилептические паттерны, лечение необходимо продолжить. Если на ЭЭГ присутствует анормальная активность, антиконвульсанты назначают на длительный срок. Каждые 3 месяца рекомендуют повторять обследование.

При прогнозировании исхода НС необходимо учитывать несколько факторов: генез НС (НБО, факоматозы, аномалии мозга), возраст младенца при их манифестации, особенности структурных изменений в мозге (наиболее неблагоприятны церебральные мальформации), характер НС (тонический и миоклонический), наличие семейной отягощенности по эпилепсии.

Литература
1. Барашнев Ю.И. Перинатальная неврология. - М.: Триада-Х, 2001. - 640 с.
2. Володин Н.Н., Медведев М.И., Суворова Н.Д. Судороги новорожденных - семиотика и дифференциальная диагностика // Журнал неврологии и психиатрии. - 2004. - № 11. - С. 64-69.
3. Евтушенко С., Омельяненко А. Клиническая электроэнцефалография у детей. - Донецк: Донеччина, 2005. - 860 с.
4. Эпилепсии и судорожные синдромы у детей: Руководство для врачей / Под ред. П.А. Темина, М.Ю. Никаноровой. - М.: Медицина, 1999. - 656 с.
5. Applegarth D.A., Toone J.R., Lowry R.B. Incidence of inborn errors of metabolism in British Columbia, 1969-1996 // Pediatrics. - 2000. - 105. - 107. Available at: http:/brediatrics.aappublications.org/cgi/content/full/105/ 1/107
6. Baxter P.S., Gardner-Medwin D., Barwick D.D., Ince P., Livingston J., Murdoch-Eaton D. Vigabatrin monotherapy in resistant neonatal seizures // Seizure. - 1995. - 4. - 57-59.
7. Cha B.H., Silveira D.C., Liu X., Hu Y., Holmes G.L. Effect of topiramate following recurrent and prolonged seizures during early development // Epilepsy Res. - 2002. - 51. - 217-232.
8. Chiaratti de Oliveira A., dos Santos A.M., Martins A.M., D’Almeida V. Screening for inborn errors of metabolism among newborns with metabolic disturbance and/or neurological manifestations without determined cause // Sao Paulo Med. J. - 2001. - 119. - 160-164.
9. Fischer J.H., Patel T.V., Fischer P.A. Fosphenytoin: clinical pharmacokinetics and comparative advantages in the acute treatment of seizures // Clin. Pharmacokinet. - 2003. - 42. - 33-58.
10. Riviello J.J., Jr. Drug Therapy for Neonatal Seizures: Part 1 // NeoReviews. - May 2004. - Vol. 5, № 5. - Р. 215-220.
11. Riviello J.J., Jr. Drug Therapy for Neonatal Seizures: Part 2 // NeoReviews. - June 2004. - Vol. 5, № 6. - Р. 262-268.
12. Mizrahi E.M., Kellaway P. Diagnosis and Management of Neonatal Seizures. - Philadelphia, Pa: Lippincott-Raven, 1998.
13. Ng E., Klinger G., Shah V., Taddio A. Safety of benzodiazepines in newborns // Ann. Pharmacother. - 2002. - 36. - 1150-1155.
14. Ohno M., Shimotsuji Y., Abe J., Shimada M., Tamiya H. Zonisamide treatment of early infantile epileptic encephalopathy // Pediatr. Neurol. - 2000. - 23. - 341-344.
15. Okamato M., Nako Y., Tachibana A. et al. Efficacy of phenytoin against hyponatremic seizures due to SIADH after administration of anticancer drugs in a neonate // J. Perinatol. - 2002. - 22. - 247-248.
16. Ohno M., Shimotsuji Y., Abe J., Shimada M., Tamiya H. Zonisamide treatment of early infantile epileptic encephalopathy // Pediatr. Neurol. - 2000. - 23. - 341-344.
17. Sofue A., Hayakawa F., Okumura A. A case of infantile epileptic encephalopathy with frequent focal motor status convulsivus: successful treatment with zonisamide // No To Hattatsu. - 2002. - 34. - 43-48.
18. Sood A., Grover N., Sharma R. Biochemical abnormalities in neonatal seizures // Indian J. Pediatr. - 2003. - 70. - 221-224.
19. Volpe J.J. Neonatal seizures // Neurology of the Newborn. - 4th ed. - Philadelphia, Pa: WB Saunders, 2001. - 178-214.




Наиболее просматриваемые статьи: