Что мы должны лечить в каждом пациенте?

Только лечение, ставящее своей целью разрешение психосоматических проблем пациента, соответствует основополагающим принципам теории Ганемана. Одновременное назначение нескольких лекарств свидетельствует о локальном или органическом понимании сущности болезни, а, следовательно, противоречит теории гомеопатии. Когда врач точно знает, что именно он должен лечить, ему становится ясно, что в каждом конкретном случае он должен назначить только одно лекарство, направленное на активизацию закона исцеления.

Каждому лекарству Materia Medica соответствует свой собственный уникальный тип личности, т. е. полная совокупная биологическая реакция, аналогичная той, которая происходит из глубинных слоев организма, где психические и физиологические импульсы сливаются в ядре воли.

С первых шагов развития медицины Гиппократ подчеркивал, что в основе симптомов пациента лежит гуморальная дискразия, которая обусловливает его уникальную патологию с бесконечным количеством индивидуальных вариаций. По Ганеману, объектом лечения является не больной орган и не местное повреждение, а болезненная динамика, которая обусловливает особенности и определяет структуру отдельной личности.

Клинические обследования, которые прекращаются с обнаружением ослабленного или больного органа, т.е. ограничиваются физикальным или любым другим обследованием и картиной патологических симптомов, в лучшем случае приводят к постановке частичного диагноза в отдельный момент болезни, как бывает при остром заболевании или любой текущей патологии. Однако их недостаточно, чтобы понять суть конституциональной болезненной динамики, которая проходит через всю жизнь пациента и может быть установлена лишь на основании характерной целостности индивидуума.

Умом современный врач осознает, что он должен помогать пациенту, а не болезни; он знает, что не существует картезианского разделения на душу и тело, а только жизненный динамизм, который одновременно выражается и на физическом, и на психическом уровнях. Он понимает, что пациент болен не астмой и не язвой желудка, возникшими вследствие психических или нервных нарушений, его болезнь - нарушение жизненной силы, выражающее себя на органическом (физические нарушения) и психологическом (моральные конфликты) уровнях. Если врач действительно хочет понять динамизм болезненной конституции, порождающий оба уровня, ему необходимо глубоко осознать, что эти, на первый взгляд отдельные, а на самом деле тесно связанные процессы являются реальным выражением одного и того же феномена. Как писал Ганеман, психические заболевания- это заболевания тела, чье выражение маскируется психическими симптомами.

Даже современная психосоматика разделяющая человека на душу и тело, хорошо знает, что человеческое существо думает и чувствует всей своей биологической сущностью, а психологические симптомы - это не что иное, как часть этого биологического выражения.

Исследование бессознательных механизмов, определяющих жизненную позицию пациента и его поведение, показывает, насколько точно психологические и физиологические феномены соответствуют друг другу, таким образом дискредитируя разделение на психологию и органическую медицину. Как гласит афоризм Гиппократа, consensus unus, conspiratio una- тело является единым органом, а жизнь - его единой функцией.

Чисто аналитическая и органическая медицина убедила людей, что болезнь можно вылечить с помощью лечения или удаления больного органа.

Эффективность так называемой телесной медицины связана с частичным подавлением патофизиологических выражений болезни. Однако в результате такого лечения болезненная энергия, вместо самопроизвольного подчинения центробежному закону исцеления, движется обратно и усиливает болезнь на более глубоком уровне, вызывая усиление психических заболеваний и способствуя злокачественным перерождениям, которые так широко распространены в наше время.

Для того чтобы по-настоящему распознать текущее заболевание, врач никогда - абсолютно никогда - не должен пренебрегать полной историей жизни пациента: его занятиями, обстоятельствами жизни, нравственностью и характерными чертами личности.

Мы должны лечить не текущее заболевание пациента, а глубокое внутреннее состояние личности, которое вызывает именно такое патологическое выражение. Каждый день производится множество операций на желудке, печени и кишечнике, операций, которых можно было бы избежать, если бы «моральное состояние и жизненная позиция» этих пациентов были полностью поняты. Человек не является организмом, но он обладает организмом, служащим для выполнения его личностных, жизненных целей, в основе которых лежит взаимодействие биологических импульсов, руководимых нравственным сознанием. Гомеопат должен уметь понять эту главную, истинную причину болезни, поскольку больной не вылечится до тех пор, пока не восстановится гармония индивидуума в целом и не будут выкорчеваны все симптомы. В параграфе 11 Органона Ганеман пишет: «...только жизненная сила, расстроенная враждебным жизни динамическим влиянием... может сообщить телу неприятные впечатления и нарушить его правильную деятельность, то, что мы называем болезнью...».

Сначала, как во время продромальной стадии острого заболевания, нарушение возникает глубоко внутри. Позже появляются органические и поверхностные повреждения. Поэтому лечение следует направлять на первоначальный, внутренний корень заболевания еще до появления первых симптомов. Однако при правильном выборе лекарства, направляющего лечение по центробежному пути от центра к периферии, физические симптомы также исчезнут и пациент вылечится.

Естественная последовательность применения терапевтических мероприятий основывается на истинном понимании глубоких динамических нарушений и направлена на активизацию vis medicatrix naturae или на выполнение закона исцеления Геринга. Именно из ядра динамических нарушений появляются импульсы и побуждения миазматически расстроенной инстинктивной воли, и именно оно является тем болезненным субстратом, который должен быть вылечен в каждом пациенте. До тех пор, пока врач не идентифицирует этот болезненный субстрат и не сможет правильно выбрать последовательность лекарств, соответствующую его динамическому действию, он не может рассчитывать на стимуляцию закона исцеления. Но если все это достигнуто- исцеление пациента становится реальным.

Характерная целостность- это не просто совокупность симптомов пациента, а конституциональное лекарство - это не средство, более или менее соответствующее всем индивидуальным признакам и симптомам пациента. Спонтанные проявления болезни и местные симптомы не являются главными элементами, на которые должен опираться врач при постановке диагноза. Задача врача - интерпретировать пациента, переведя его на язык симптомов Materia Medica и реперториума. Гомеопаты не ищут симптомов в обычном смысле этого слова, чтобы добавить их к уже имеющейся характерной целостности, они ищут модальности, т.е. условия, которые могут улучшить, ухудшить или даже спровоцировать появление симптомов, - другими словами, они ищут тот характерный способ, которым каждый индивидуум улучшает или поддерживает свое состояние.

Именно модальности отдельных симптомов, те странные и необычные ощущения, описанные Ганеманом, а также черты характера пациента составляют уникальную динамическую целостность, которая определяет текущий патологический процесс.







Также в разделе: Теория гомеопатии:
  » Психические симптомы и понятние «целостности» в гомеопатии
  » Психические симптомы в гомеопатии
  » Уницизм и плюрализм
  » Основные принципы
  » Лечение конституциональных заболеваний
  » Витализм и закон исцеления
  » Лечение гомеопатией
  » Клинический опыт и выбор лекарства
  » Какую гомеопатическую школу предпочесть?