Поиск симилиума (продолжение...)

Эти юные пациенты беспокойны и возбудимы, у них отмечаются выраженные нарушения сна и тенденция спать в коленно-грудном положении (поза молящегося мусульманина), как у Medorrhinum, Tuberculinum, Phosphorus, Calcarea phosphorica, Sepia и Lycopodium, или с руками, заброшенными за голову, как у Pulsatilla. В противоположность Sulphur они тща-тельны в мелочах, опрятны и аккуратны, упрямы, как Tuberculinum; у них отмечаются чувство ритма и любовь к танцам, как у Sepia, они рано развиваются, бывают очень одаренными и понимают больше, чем можно ожидать в их возрасте (одна 2-летняя девочка, случайно увидев женщину на 6-м месяце беременности, спросила свою мать, почему у нее тоже нет такого «живота»), они любящие и сочувствующие, как Phosphorus, очень чувствительные к возражениям и замечаниям, как Medorrhinum, пугливые, предчувствуют некоторые события, обожают жирное и конфеты. У этих детей постоянно бывает плохой аппетит, они обожают сахар и ничего больше не желают есть. Один 10-летний мальчик пришел ко мне в кабинет с астмой и бронхитом. Его мать рассказала, что в возрасте одного года ребенок перенес корь и с тех пор страдал от заболеваний легких. До кори никаких жалоб на здоровье не было. Сам факт развития астмы и бронхита после кори наталкивал на мысль о назначении Morbillinum, однако у мальчика были и другие симптомы. Каждое утро он просыпался на подушке, влажной от обильного, зловонного пота. У него была гусиная кожа, покрытая крошечными чешуйками, делавшими ее сухой и грубой. Он был чрезвычайно застенчив с незнакомыми, но дома сопротивлялся всему, что бы ему ни предложили. В качестве определяющего симптома я взял «зловонный пот на голове» и построил клиническую картину следующим образом:

  • Пот, кожа черепа, зловонный Calc, Carb., Merc, Puls., Staph.
  • Пот, кожа черепа, во время сна……………Calc, Carb., Merc.
  • Гусиная кожа……………………………….Calc, Carb., Merc.
  • Застенчивость………………………………Calc, Carb., Merc.
  • Противоречия, склонность………………………………Merc.

Лекарством этого мальчика был Mercurius, особенно учитывая его серьезные поведенческие проблемы. Он постоянно искал, с кем бы подраться, был чрезвычайно раздражительным, вплоть до того, что ему хотелось убить человека, который ему противоречил, и всегда сопротивлялся любым сделанным ему предложениям. Эта склонность противоречить была характерным симптомом, который свидетельствовал больше в пользу Mercurius, чем Calcarea. Mercurius является единственным лекарством, у которого есть симптом «желает убить того, кто ему противоречит». Более широкие рубрики, «вздорный» и «хочет подраться», были исключены из реперторизации, так как в них не было необходимости.

Одна доза Mercurius 1M вызвала появление сухой шелушащейся сыпи на обеих ладонях, аналогичной постскарлатинозному слущиванию, обильные выделения из носа и зловонный пот на ногах, который, по словам матери, был у него в раннем детстве, но потом самопроизвольно прошел. Его поведение радикально изменилось. Агрессивность и негативное отношение исчезли полностью, так же как астма и бронхит.

При постановке диагноза и ранжировании симптомов психическое и психологическое состояние пациента должно стоять на первом месте. Мы не можем сказать, что он выздоравливает, до тех пор пока не изменится его психическое состояние, в противном случае это лишь подавление органических и патологических выражений, которые могут привести, например, к необратимым метастазам или определенной фиксации невроза.

В мой кабинет принесли 3-летнего мальчика с тяжелой экземой на всем теле. Его отец, врач, давал ему все гомеопатические лекарства, обычно применяемые при экземе у детей: Sulphur, Calcarea carbonica, Sepia и т. д.

Сыпь ребенка имела все обычные модальности Sulphur: интенсивный зуд, который усиливался ночью от тепла постели; сильное беспокойство и раздражительность во время прогулки на свежем воздухе; сильная жажда во время еды и непереносимость купания. Отец спрашивал, почему Sulphur не подействовал, несмотря на то что он был назначен в нескольких разных потенциях.

Характерными симптомами его сына были: «раздражение по отношению к другим детям», «упрямство», «капризность», «ухудшение от тепла постели», «хуже от укутывания», «желание холодных напитков».

Реперторизация привела к Chamomilla. Sulphur и Calcarea в списке других возможных лекарств занимали последнее место.

Одна доза Chamomilla 200C с первой же ночи значительно улучшила состояние пациента; через три недели стала уменьшаться экзема. В следующем месяце я дал ему еще одну дозу Chamomilla 200C, а через два месяца его привели ко мне в кабинет уже без экземы. Эта постоянная сыпь началась два года назад с пятна на правом предплечье, и оно же было последним местом, которое освободилось от сыпи. Исчезли раздражительность, упрямство и капризность.

Хотя казалось, что он поправился, последующие консультации выявили странности в манере его поведения. Он был всегда рядом с матерью, часто ее целовал и хотел, чтобы его постоянно ласкали и гладили. Родители сообщили, что теперь их сын стал чрезвычайно чувствительным и нежным. Ему нравилось, когда до него дотрагивались, растирали и гладили по животу, голове и любой другой части тела, на боли в которой он жаловался.

У него развились симптомы, которые можно отнести к трем рубрикам: «улучшение от растирания», «хочет, чтобы его загипнотизировали» и «улучшение от гипноза».

Таким способом юный пациент подавлял высвобождение псоры. Хотя Chamomilla была прописана правильно, она не была его истинно подобным препаратом, а лишь средством, подобным его текущей клинической картина, таким, какое мы назначаем при острых заболеваниях. Врач почувствовал, что у мальчика появились первые симптомы латентной псевдопсоры в форме повышенной потребности в ласке и магнетического влияния нежности, произошло это потому, что Chamomilla не сумела в достаточной мере выявить, его истинные конституциональные симптомы; видимо, для этого ему необходима была острая инфекция. Спустя три года после исчезновения экземы он заболел ангиной с высокой температурой, которая держалась шесть дней. Через два месяца родители сообщили, что ребенок стал очень пугливым и теперь испугался не только грозы (как было до болезни), но и надвигавшейся бури, которая в конце концов прошла стороной. К тому же грозы он стал бояться значительно сильнее. Он обильно потел во время засыпания и приобрел привычку есть холодную пищу, причем просил, чтобы ее доставали прямо из холодильника. Как вполне обычное явление, его родители отметили, что ему нравится быть всегда чистым и аккуратным и он уделяет особое внимание чистоте ботинок и безупречности в одежде. «Боязнь грозы» и «потеет при засыпании» характерны для Mercurius, Рhosphorus, Sepia и Sulphur. Из четырех этих средств только Phosphorus присуще желание холодной пищи. Phosphorus соответствовал его чрезмерно повышенной чувствительности, нежности, опрятности, утонченности, потребности в утешении, ласках и массаже, эквиваленту желания быть загипнотизированным.







Также в разделе: Клинические аспекты:
  » Практическая гомеопатия I
  » Гомеопатическая клиническая практика
  » Практическая гомеопатия II
  » Гомеопатический диагноз
  » Личность лекарства (Sulphur, Lycopodium, Calcarea carbonica)
  » Выбор гомеопатического лекарства
  » Детская психология в гомеопатии
  » Характеристика клинической картины