Психическое здоровье


Особенности шизофрении у детей и подростков


Шизофрения у детей и подростков возникает в несколько раз реже, чем в более старших возрастных группах. При начале шизофрении в детско-подростковом возрасте в результате взаимовлияния процессов психического развития (онтогенеза) и эндогенного заболевания, с одной стороны, замедляется и искажается онтогенез, а с другой - клиника и исходы шизофрении приобретают существенное своеобразие.

В целом для детской шизофрении и, в меньшей степени, для подростковой характерны рудиментарность, стертость, незавершенность шических проявлений. Основные особенности негативной симптоматики у детей заключаются в сочетании эмоционального обеднения или опустошения, снижения активности, аутистических проявлений с асинхрониями, неравномерностью психического развития. Шизофренический дефект приобретает сходство с олигофренией (олигофреноподобный дефект). При начале шизофрении в пубертатном возрасте в структуру негативных изменений личности входят признаки дисгармонического психического инфантилизма (дефект по типу психического инфантилизма).

Продуктивные расстройства в детском возрасте чаще выражаются в диффузных, недифференцированных страхах, синдроме двигательной расторможенности, патологическом фантазировании.

У подростков, наряду с продуктивной симптоматикой, характерной для более старших возрастов, но представленной в незавершенном виде, продуктивные расстройства часто проявляются сверхценной и бредовой дисморфоманией, вторичной анорексией, философической интоксикацией (чрезмерным и непродуктивным интересом к абстрактным проблемам), другими сверхценными интересами и увлечениями, деперсонализацией, патологичностью пубертатного криза и психопа-топодобными расстройствами. Для мальчиков особенно характерен ге-боидный вариант психопатоподобного поведения в виде грубости, жестокости, садистических тенденций, сексуальной расторможенности, склонности к пьянству, употреблению наркотиков и к антисоциальным поступкам.

При шизофрении с началом в детском и подростковом возрасте в России часто используется та же классификация, что и при шизофрении, развивающейся в более старшем возрасте.

Злокачественная шизофрения у детей обычно начинается до 7 лет. Для нее характерны выраженное преобладание негативных проявлений над продуктивными, особенно быстрое (в течение 1-2 лет) формирование конечного состояния, которое выражается в остановке и регрессе психического развития и поведения. Речь утрачивает функцию общения. Больные становятся крайне неряшливыми. Возобновляется энурез. Растормаживаются примитивные формы поведения. Больные перестают ходить и вновь начинают ползать, лакают из посуды, как животные, издают нечленораздельные звуки. Конечное состояние по тяжести и особенностям клинических проявлений сходно с олигофрениями тяжелых степеней.

Параноидная шизофрения для детей нехарактерна. Если она развивается, то до 10-12 лет проявляется бредоподобными фантазиями и страхами, немотивированным враждебно-злобным отношением к родителям, отрывочными идеями преследования, отравления. Позднее развиваются более очерченные бредовые и галлюцинаторные расстройства.

При начале параноидной шизофрении в пубертатном возрасте на ранних этапах болезни часто возникают философическая интоксикация, сверхценные идеи или бред физического недостатка, вторичная анорексия.

Вялотекущая шизофрения у детей - одна из самых частых форм бо¬лезни. На первый план выступают относительно неглубокие негативные расстройства и признаки психического, а иногда и физического дизонтогенеза. Отдельные психические функции могут формироваться опережающими темпами, по сравнению с возрастной нормой, например - абстрактное мышление, счетные, музыкальные способности (дети-вундеркинды). В процессе взросления опережающее развитие этих способностей часто нивелируется или сменяется отставанием. Продуктивная симптоматика выражается в заумных интересах, аутистических фантазиях, страхах, рудиментарных двигательных расстройствах.

У подростков вялотекущая шизофрения проявляется утрированным пубертатным кризом, деперсонализацией, дисморфофобией, психо-патоподобным поведением гебоидного типа. Постепенно начинают доминировать негативные расстройства. Формируется неглубокий личностный дефект по типу психического инфантилизма.

Рекуррентная шизофрения у детей возникает редко. Приступы рудиментарны и атипичны: проявляются немотивированными страхами, вегетативными кризами с головной болью, гипертермией, диспепсией или расстройствами, напоминающими делирий. В пубертатном периоде приступы бывают более оформленными и тяжелыми: атипичные депрессии, депрессивно-бредовые, иногда онейроидно-кататонические расстройства.

Рекуррентная шизофрения с началом в детстве и отрочестве приводит к относительно неглубоким изменениям личности с чертами инфантилизма или олигофреноподобным проявлениям на уровне дебильности.

Приступообразно-прогредиентная шизофрения - одна из самых частых форм у детей и подростков. В детстве приступы бывают стертыми: аффективными, аффективными с рудиментарным бредом, фобиями. У подростков приступы более развернутые, вплоть до кататоно-бредовых, кататоно-гебефренных. Исходы этой формы варьируют от слабоумия, напоминающего тяжелые степени олигофрении, до олигофрено-подобного дефекта типа дебильности.

Н., 9 лет.

Из анамнеза.

Наследственность психопатологически не отягощена. Ребенок от первой беременности, протекавшей с угрозой выкидыша на всем протяжении, нефропатией во второй половине беременности. Роды на 37-й неделе, отмечалась слабость родовой деятельности, эклампсия в родах, проведено кесарево сечение. Вес 3100 г, рост 52 см, родился в асфиксии, закричал после отсасывания слизи. Сидит с 6 мес, ходит с одного года. Речь: первые слоги в 6 мес, на 2-м году - отдельные нечленораздельные слова, фразовая речь - ближе к 3 годам. В раннем возрасте - ласковый, улыбчивый, эмоциональный. Играл в игрушки - пирамида, железная дорога, матрешки, мисочки. Любил рассматривать картинки в книжках, слушать детские стихи. Вместе с тем слабо развивалась коммуникативная речь. По возможности все решал сам, не обращаясь к окружающим. К детям стремился, обнимал, протягивал свои игрушки. Однако в играх с детьми долго не удерживался, переключался на другие раздражители. Играл с матерью и дядей, положительно реагировал на участие в играх взрослого человека. До 4 лет нравилось рисовать или смотреть, как рисует мама. По телевизору любил смотреть рекламу и сериалы, всех героев знал по именам. Навыки опрятности сформированы к 3 годам, с 2 лет самостоятельно ест ложкой, в 3,5 года научился одеваться. Изменения в состоянии ребенка мама заметила в возрасте 4 лет: стал неряшлив в еде, пытался брать пищу руками, хотя раньше умел пользоваться ложкой и вилкой. Несмотря на хорошую память, не обнаруживал прогресса в речи. Стал неспокойным, сам себя кусал и щипал за руки, внезапно мог крикнуть без внешнего повода. Нарушился сон, успокаивался только при определенном наборе слов (сочиненной им песенки). Перестал проситься на горшок. Появилась склонность забираться под диван. Стал говорить о себе во втором лице. Рвал книжки на мелкие клочки. В возрасте 4-4,5 лет стал есть несъедобные предметы, сначала бумагу, потом пластмассу, грыз и ломал все свои игрушки. Изредка играл с мягкими игрушками. Залезал в шкаф, ломал и портил предметы, разливал косметику. Со временем перестал играть, целыми днями был занят тем, что рвал бумагу, ломал и грыз игрушки. Полностью утратил прежние интересы, практически исчезла речь. Мог внезапно закричать упасть на пол.

Психический статус.

Продуктивному контакту малодоступен, на вопросы не отвечает, речи нет. В глаза смотрит. Обращенную речь понимает в пределах простейших бытовых инструкций. По просьбе врача открывает рот, показывает язык, дальнейшие инструкции не выполняет. Части лица и тела не показывает. При этом выражение лица спокойное, отстраненное. Из рук врача берет лист бумаги и медленно разрывает его на ленточки. В целенаправленную деятельность не вовлекается. Лежит на кровати, наблюдает за окружающими. Себя не обслуживает, одевается с помощью персонала.